ЦГНТБ ГМК
ГЛАВНАЯ
О БИБЛИОТЕКЕ
ПАРТНЕРЫ
ССЫЛКИ
КОНТАКТЫ
в нашем каталоге
258344
записей


Задать вопрос

Реклама

Авторские книги Стасовский Ю.Н. Хотим предложить Вам на нашем сайте книгу Стасовский Ю.Н. "Проектирование современных производств обработки металлов давлением: Учебник."
Купить здесь.


Мироненко М.А. "Менеджмент ощадливого виробництва"
Купить здесь.



Научно-технический и производственный журнал «Металлургическая и горнорудная промышленность» Единственное в Украине специализированное издание, освящающее все проблемы ГМК. Журнал имеет государственную и зарубежную сферу распространения. Главная задача журнала – рекламная поддержка передовых технологий, публикация информации о новейших научно-технических достижениях.


Интернет магазин бытовой техники и электроники. Доставка по Украине

Интернет магазин бытовой техники и электроники Mega-Mart

Профсоюз металлургов и горняков Украины

Металлургический государственный музей Украины
Инновационный центр СЛАЛЕН. Помощь изобретателям.






 
 
Указатель РАЗДЕЛЫ  //  Аналитико-конъюктурные обзоры по странам  //  Южная Корея





Южная Корея

 

 

 

Структура обзора:

1. Чёрная металлургия:  ........................................................................с.2-29

     1.1. Сравнительные данные с соседями на севере Корейского полу- 

            острова.......................................................................................с.2-3

     1.2. Рекордные показатели производства стали в Южной Корее. 

            Экспортная ориентированность южнокорейских корпораций.........с.3-6

     1.3. Крупнейшие металлургические компании Южной Кореи: дея-

            тельность, деловые предложения, предприятия, сортамент

            продукции (Posco, INIsteel, Hyundai Hysco, Dongkuk Steel и др.) ......с.6-24

     1.4. Особенности производственной кооперации в Северо-Восточной

            Азии ........................................................................................с.24-29

2. Цветная металлургия  .....................................................................с.29-33

Подборку подготовил: Косенко С.М.

Тираж: 100 экз.

Контактный телефон: (056) 744-87-26

  1. Чёрная металлургия

            Мы уже привыкли к тому, что производители и потребители из Китая всецело диктуют ситуацию на мировом рынке металлов. Это отчасти понятно: Китай является крупнейшим объектом инвестиций, самой населенной в мире страной. Да и мощности китайских производителей, выпускающих как металлопродукцию, так и другую про-мышленную продукцию, мягко говоря, впечатляют. Но кто бы мог подумать (с исклю-чительно географической точки зрения, разумеется), что небольшое государство, отрезанное по большому счету от внешнего мира, разделенное идеологическими различиями после Второй мировой войны на две части, будет играть важнейшую роль (несопоставимую с Китаем, конечно) на рынке металлов? Речь идет о металлурги-ческой промышленности Кореи, которую еще называют Страной утренней свежести. Южнокорейский опыт развития металлургии весьма интересен. По уровню технического оснащения предприятий и качеству выпускаемой продукции Южную Корею можно отнес-ти к одному из лидеров мировой металлургии.

Черная металлургия Южной Кореи имеет большое значение в рамках экономики вообще. В ВВП ее доля составляет 2,3 %. Интенсивность потребления стали (отно-шение потребления стали к ее общему производству) заметно выше, чем в Японии.

         Причина этого состоит в высокой общеэкономической квоте инвестиций (36 %, по сравнению с 28 % в Японии) и большом удельном весе, который основные фирмы черной металлургии имеют среди других отраслей промышленности. Южная Корея, как и Япония, в начальной фазе развития особенно сконцентрировала внимание на тех отраслях промышленности, которые открывали бы большие возможности экспорта продукции, прежде всего в судостроении и автомобильной промышленности. Добав-ляется также быстрое расширение строительной промышленности. Кроме того, область услуг в Южной Корее, составляющая 46 % ВВП, еще не так широка, как в других про-мышленно развитых странах (например в Японии доля услуг в ВВП составляет 56 %).

 

1.1. Сравнительные данные

с соседями на севере Корейского полуострова

         Сразу cтоит сказать о том, что Северную Корею как ведущую металлургическую державу сегодня рассматривать несколько преждевременно, хотя официальная северо-корейская пропаганда настаивает именно на такой формулировке. По различным оцен-кам, мощности северокорейских комбинатов позволяют выпускать в год от 4 до 6 млн т стали, однако сколько выпускается реально - сказать весьма затруднительно. На конец 1980-х годов (с тех пор новые мощности в строй не вводились) мощности металлурги-ческих предприятий позволяли выпускать 5,4 млн т чугуна, 4,6 млн т стали и 4,2 млн т различных видов проката. Недостаток информации, засекреченность любых про-мышленных показателей, доступных только высшей партийной номенклатуре, не позво-ляют сегодня сделать вывод о том, насколько Северная Корея оправдывает статус великой промышленной державы. Если спросить об этом великого полководца - товарища Ким Чен Ира, он ответит, что страна прoизводит все 100 млн т. Однако китай-ские трейдеры, как правило, имеющие реальную информацию о том, что происходит в странах-соседях, говорят о том, что сталь в настоящее время в Северной Корее вообще не выплавляется. Связано это как с износом мощностей, так и с энергетическими проблемами. Другие источники - южнокорейские - говорят о том, что порядка 2 млн т стали страна все-таки выдает, но эта продукция полностью потребляется внутренним рынком и на рынки внешние не попадает. То, что у Сeверной Кореи существуют боль-шие проблемы с металлургией, косвенно доказывает тот факт, что на рынке появилась северокорейская руда, правда совсем в небольшом количестве. Первые партии руды с 50%-ным содержанием железа в конце лета 2004 года были предложены южнокорей-ской компании Posco, однако южные соседи отказались от закупок руды с Севера, со-славшись на низкую долю содержания железа, особенно если сравнивать с аналогичной продукцией из Австралии и Бразилии, потребителями которой являются все металлурги-ческие комбинаты Южной Кореи.

            Северная Корея располагает четырьмя крупными (по местным меркам) ме-таллургическими комбинатами, из которых крупнейшие - Чхоллима, Хванхэ, Сонгджин и комбинат имени Ким Чхека. В начале 1980-х годов перед северокорейской металлурги-ей была поставлена (не кем-нибудь, а самим Ким Ир Сеном) задача довести уровень производства стали до 10 млн т в год, однако к 1992 г. объем реально выпускаемой про-дукции составил лишь 3 млн т чугуна, 2,7 млн т стали и 2,5 млн т проката. Металлургия надежд вождя не оправдала, так же, впрочем, как и все другие отрасли. Пожалуй, единственным «достижением» северокорейской металлургии, да и то косвенным, можно считать так называемое движение Чхоллима (корейский аналог китайского «большого скачка»), провозглашенное Ким Ир Сеном в 1960 г. во время посещения Кансенского ме-таллургического комбината, который с тех пор стал называться металлургическим ком-бинатом Чхоллима.

            Упомянутое появление нa мировом рынке в небольших объемах северокорейской руды свидетельствует о возобновлении добычи железной руды в Корейской Народно-Демократической Республике. В августе 2004 г. одна трейдерская компания искала по-тенциальных потребителей северокорейской руды в Китае. За последние несколько лет это первые появления северокорейской руды на открытом рынке.

            Предположительно, руда была добыта на месторождении Мусан, расположенном недалеко от китайской границы.

            В 1980 году Северная Корея добывала около 10 миллионов тонн железной руды в год, имея подтвержденные запасы в 400 миллионов тонн. Почти вся добываемая руда поступала северокорейским металлургическим комбинатам в Сонгджине, Хванхэ, на Чхоллима и имени Ким Чхека. Однако из-за проблем с инвестициями и электроэнергией к 2002 году добыча руды практически прекратилась. По сведениям китайских трейдеров, с 2002 года практически все северокорейские металлургические предприятия были остановлены, хотя, по данным официального Пхеньяна, страна является одним из ли-деров черной металлургии. Идеология чучхе, выдвинутая вождем КНДР Ким Ир Сеном, состоит в якобы самодостаточности северокорейского государства и отсутствии необхо-димости сношений с внешним миром.

 

1.2. Рекордные показатели производства стали в Южной Корее. Экспортная ориентированность корейских корпораций

         Южная Корея, напротив, из данных по производству стали вселенского секрета не делает, а вполне открыто ими гордится. В 2003 году металлургическими предприятиями этой страны было выпущено 46,3 млн т - рекордный показатель для корейской металлургии. В 2004 году, по данным Корейской ассоциации производителей чугуна и стали, рекорд снова побит. В первом полугодии предприятия Юга выпустили 23,7 млн т стали, что на 3,8% больше, чем за аналогичный период предыдущего года.

            Разумеется, у большинства экспертов металлургия Южной Кореи ассоциируется прежде всего с Posco - крупнейшей металлургической корпорацией страны. Posco, выпускающая в год 27-28 млн т стали, в первом полугодии 2004 года увеличила свои прошлогодние показатели на 5,7%. Традиционно в Южной Корее второе полугодие всегда оказывается более продуктивным по части стали, чем первое, поэтому в рекорд-ных показателях стальной индустрии сомневаться не приходится. Разумеется, прирост производства, которым, к слову, корейская стальная индустрия радует своих потреби-телей уже не первый год, обусловлен растущим спросом на сталь в самой стране. В первом полугодии 2004 г. корейские потребители переработали 31,34 млн т стали, что на 6,5% больше, чем в 2003 году.

            Вот о потребителях стоит сказать особо: корейских потребителей никогда нельзя было назвать особо довольными политикой металлургических компаний. Несмотря на то, что в Южной Koрee нa первый взгляд выплавляется недостаточное количество стали (по крайней мере для удовлетворения нужд корейских потребителей), комбинаты Страны утренней свежести всегда были излишне экспортно ориентированы. Правда, ни один представитель Posco в последнее время не говорил о том, что внутренний рынок для компании приоритетен. Скорее наоборот - логика проста: свой потребитель никуда не убежит, он всегда под боком, страна маленькая, и если что вдруг не так на рынках внешних, можно будет быстренько переориентировать свои поставки внутрь страны. Потребителю, по логике корейских металлургов, тоже лезть в бутылку не стоит - два крупнейших мировых экспортера стали - Япония и Россия - находятся неподалеку... Именно поэтому корейских металлоторговцев можно встретить где угодно - в России, Индии, Таиланде, других странах Юго-Восточной Азии, они ездят по выставкам и жалуются на судьбу. Основные поставщики металлопроката в Корею - Япония, Тай-вань, страны ЮВА.

            С чем связано такое увлечение экспортом? Разумеется, с соседним Китаем. Тем более что и географическое положение у Кореи очень удобное: Западное (Желтое) море переплыть - и партия металлопроката уже в китайском порту, который, впрочем отгружается не потребителям, а... корейским предприятиям, расположенным на территории Китая. Вообще, для Кореи увлечение Китаем характерно, пожалуй, больше, чем для других стран. Рядом Китай, у Posco - флагмана корейской металлургии - более 20 СП в Китае.

            Любопытно, что в последние несколько лет корейские экономисты жалуются на снижение инвестиций в достаточно благополучную Южную Корею. Эти процессы вызва-ны растущей привлекательностью китайской промышленности, а также низкими затра-тами на оплату труда в Поднебесной. Разумеется, автомобилестроительным компаниям куда выгоднее сегодня инвестировать в строительство автозавода в Китае, чем в Корее. Но самое интересное то, что сальдо инвестиций и вовсе отрицательно из-за активных финансовых вливаний в китайскую экономику со стороны... самой Кореи!

            Концерн Samsung уже объявил о том, что Китай станет главной площадкой для производства персональных компьютеров этой компании. Автомобилестроительные ги-ганты Hyundai и Kia (входящая в группу Hyundai) планируют выпускать к 2007 г. по 1 млн автомобилей в год. По прогнозам Ким Ван Сунна, главы парламентской инвестиционной комиссии Южной Кореи, китайский фактор снизит конкурентоспособность корейских товаров, выпущенных внутри страны, а также может вызвать кризис на рынке труда. По его мнению, более всего подобная расстановка сил затронет тяжелую промышленность страны, прежде всего металлургию и судостроение.

            Южнокорейские ТНК - чеболи - продолжают смотреть в сторону Китая. За по-следний год Posco инвестировала в экономику Китая около $800 млн, правда все эти ин-вестиции направлялись на строительство (или покупку) предприятий и СМЦ на терри-тории Китая, которые в «сложные» моменты помогали корпорации избежать пошлин и квот, а сейчас - помогают создавать добавленную стоимость на рынке высокого спроса на конечную продукцию и с низкими затратами на оплату труда. За счет инвестиций и прихода в Китай со своим производством экспорт металлопродукции в Поднебесную в 2003 г. вырос на 60%, тогда как экспорт стали в США сократился на 27%. В настоящее время около 22 тыс. южнокорейских компаний инвестируют в Китай, причем около 91% от денежного выражения этих инвестиций идет на создание собственных производств. По данным Корейской ассоциации международной торговли, в настоящий момент более 1 млн китайских граждан работают на южнокорейских предприятиях Китая. Самое инте-ресное, что никто на родине южнокорейские корпорации в отсутствии патриотизма не обвиняет. Не слышно криков (ну разве что за редким исключением), по поводу растущих инвестиций в Китай. Видимо, корейцы понимают, что объемы инвестиций в зарубежные предприятия не являются мерилом патриотизма и любви к родине. Ведь прибыль оста-ется у корейских корпораций, и  часть этой прибыли, заработанной за рубежом, посту-пает в экономику Южной Кореи... Правда, некоторые меры по снижению оттока капи-талов правительство все-таки принимает. Но опять же это меры не запретительные, а наоборот - направленные на создание свободных экономических зон на территории Кореи.

            «В настоящее время главной проблемой для корейской металлургии является демпинг стоимости трудовых ресурсов (Китай) и современные технологии японских ме-таллургических заводов, - говорит Ким Со Чжун из компании Posco. - Несмотря на солидное присутствие как производством, так и сбытовыми подразделениями по всему миру, мы сталкиваемся с серьезной конкуренцией. Основными нашими конкурентами, причем не только нашими, являются Nippon Steel, JFE Holding, Arcelor, Mittal Steel Co., Baosteel и тайваньская China Steel Corp.».

Высокая концентрация экспорта стали приходится также на страны Юго-Восточ-ной Азии. Кроме того, относительно высокая доля экспорта (около 10%) приходится на страны Северной Америки. Экспорт в страны Северной Америки представляет собой главным образом широкую горячекатаную полосу. Длинномерный и плоский прокат экс-портируют в небольших количествах на Ближний Восток.

            Для экспорта стали последствия кризисной ситуации в странах ЮВА имеют решающее значение. Потребность региона в импорте уменьшается по сравнению с предыдущими оценками. Рост потребления стали замедляется, а в ряде стран умень-шается ее потребление. Но изменение обменных курсов валют удешевляет предлага-емый Южной Кореей металл, поэтому экспорт стали возрастает.

            Хорошая по качеству сталь южнокорейских заводов при этом имеет высокие шан-сы по сравнению с другими поставщиками, поэтому, например позиции России или Укра-ины ухудшаются не только в Южной Корее, но и в других странах ЮВА. Южная Корея будет конкурировать даже с японскими экспортерами. В то же время закупочные цены сы-рых материалов теперь значительно повысились, так что осторожность при агрессивной ценовой политике в экспорте (даже независимо от вопроса торговых соображений) по-нятна. Причины того, как изменились пространства маневра для конкуренции из-за из-менившейся стоимости сырья и изменившегося положения с выручкой, не являются еди-ными. Даже если удорожание на поступающие материалы имеет большое значение, черная металлургия Южной Кореи будет интенсивнее оперировать за рубежом.

 

1.3. Крупнейшие металлургические компании Южной Кореи: деятельность, деловые предложения, предприятия,

сортамент продукции

  • Posco. Крупнейшая металлургическая компания Южной Кореи и одна из крупнейших металлургических компаний мира. Основные мощности расположены в Южной Корее: комбинат Pohang и комбинат Guangyang. Первый комбинат, с которого, собственно, и началась история Posco (Pohang Iron and Steel Co), выпускает в год порядка 12 млн т стали. Второй комбинат - Guangyang - выплавляет порядка 15,7 млн т стали в год. Компания располагает сетью сервисных металлоцентров как в Корее, так и за рубежом (в основном в Китае), а также рядом предприятий по окраске сталей, выпуску проката из нержавеющих и специальных сталей. Компания имеет в своем составе подразделения, выпускающие огнеупоры и комплектующие для металлургического оборудования. Крупнейшие зарубежные активы: USS-Posco в Питтсбурге (США), два предприятия по производству нержавеющей стали в Китае (Zhangjizgang и Qindao), завод по нанесению полимерных покрытий и окраске в Даляне, Vietnam Pipe Corp. во Вьетнаме, а также представительства в ЕС, Китае, Таиланде, Мьянме, Австралии и других странах мира. Годовой объем выплавки стали составляет 28 млн т.
  • INIsteel. Металлургическое подразделение Hyundai, образовано на базе Inchon Steel Corp. (4,5 млн т в год). После волны банкротств в результатe азиатского экономи-ческого кризиса конца 1990-х в состав Inchon вошли Kangwon (балки, рельсы, швел-лера, сорт. В настоящее время объемы производства около 3,4 млн т в год) и Sammi Steel (производство плоского нержавеющего проката). Новая объединенная компания за два года сумела расплатиться с большей частью долгов. С начала 1970-х го-дов Inchon Steel - компания, вокруг которой и образовалась INIsteel, - находилась noд покровительством Hyundai, а в конце 1970-х годов стала дочерней компанией автогиганта.
  • Hyundai Hysco. Раньше называлась Hyundai Pipe. Компания была куплена Hyundai в 1980 г., через пять лет после своего основания. Главное предприятие - трубный за-вод в Ульсане (объемы производства - 950 тыс. т труб в год). В начале 1990-х годов, чтобы снизить зависимость от поставок холоднокатаного листа со стороны, Hysco приняла решение построить завод по выпуску этой продукции в городе Юльчхон (1,8 млн т в год). Во время азиатского кризиса 1997-1999 гг. компании пришлось продать 13% акций Ульсанского трубного завода японской компании Kawasaki, которая по-ставляет предприятию штрипс. Тем не менее до последнего времени Hyundai Hysco всецело зависела от поставок подката со стороны Posco.
  • Dongkuk Steel. В состав компании входят четыре завода: в Дангсандонге (1954 г.), Пусане (1964 г.), Инчхоне (1979 г.) и Поханге (1991 г.). Объемы производства составляют 5,5-6 млн т стали в год. Является вторым в стране после Posco производителем толстолистового проката для судостроения. Владеет контроль-ным пакетом акций компании United Steel Manufacturing (Пусан), выпускающей холодный и окрашенный лист.

 

            Один из лидеров мирового сталелитейного сектора - компания Pohang Iron & Steel (Posco) - была создана правительством после Второй мировой войны и разви-валась за счет государства. Бюджетные субсидии имели целью общий подъем корей-ской экономики, уменьшение зависимости страны от импорта стали и соответствующую экономию конвертируемой валюты. В результате появилось гигантское объединение, практически полностью обеспечивающее внутренний рынок слябами, горячекатаными рулонами и продукцией более высокого передела, в том числе - холоднокатаной листовой сталью для автомобильной промышленности. Последующая приватизация компании практически не изменила ее взаимоотношений с правительством: Пак Тэ Чжун, учредитель Posco, возглавлял правящую Либерально-демократическую партию, а с января 2000 года также занимал пост премьер-министра страны.

            Монопольное положение Posco не могло устраивать крупнейшего в Корее потре-бителя стали - могущественную Hyundai Group. На своих судоверфях, автомобильных и строительных предприятиях, в производстве электронной аппаратуры Hyundai еже-годно использует около 6 млн. т стали, что составляет 17% от суммарного по стране потребления. Соответственно, Hyundai предприняла ряд действий для изменения сло-жившейся ситуации и приобрела две перспективные сталепрокатные компании - Inchon Iron & Steel и Kyungil Industrial.

            Компания Inchon Iron & Steel была учреждена в 1964 году как предприятие для производства среднесортовых профилей, в 1970-м было проведено ее слияние с Heavy Industry, а еще через восемь лет она вошла в состав Hyundai Group. В конце 80-х годов 80% акций Inchon принадлежали Hyundai Heavy Industry. В марте 2000 года Inchon осуществила поглощение проблемного предприятия по выпуску крупносортовых профилей Kangwon Industry, а в декабре приобрела контрольный пакет акций производителя плоскокатаной нержавеющей стали Sammi Steel. При этом, Inchon располагает собственными мощностями для ежегодного производства 4,5 млн. т стали, преимущественно длинномерной продукции.

            Профиль обеих проблемных компаний идеально подходил для Inchon, функционирование которой было вполне прибыльным. После поглощения своего бывшего конкурента Kangwon мощности компании для производства нерафинированной стали увеличились до 8,1 млн. т в год. Это вывело ее на второе место в мире (после Nucor) по объемам производства стали в электропечах. После завершения слияния укрупненная компания изменила свое название, и с 1 августа 2001 года называется INIsteel. В свою очередь, при наличии собственных мощностей для ежегодного производства 190 тыс. т нержавеющей стали приобретение 68,4% акций Sammi предоставило Inchon контроль выпуска еще 220 тыс. т этой продукции, так что теперь у INIsteel доля рынка плоско-катаной нержавеющей стали превышает 43%. После приобретения Sammi и Kangwon корпорация INIsteel превратилась в крупнейшее в Корее прокатное предприятие, занимая второе место в стране (после Posco) по объемам выплавки стали и такую же позицию по холодной прокатке нержавеющей стали.

            Компания Kyungil Industrial была учреждена в 1975 году и через пять лет переименована в Hyundai Pipe. За следующие два   десятилетия это предприятие стало крупнейшим в Корее производителем труб ERW (сварка сопротивлением) и витых труб: под его контролем - 25% внутреннего рынка. Завод компании в окрестностях Пусана имеет мощности для ежегодного производства 950 тыс. т труб диаметром 3,8-104 дюймов (96,5-2642 мм), 90% которых представлены трубами ERW. Почти 15% своих труб Hysco продает другим дочерним компаниям Hyundai, главным образом, Hyundai Heavy Industry и Hyundai Construction.

            Поглощения дали INIsteel ряд преимуществ: продукция,   выпускаемая на бывшем заводе Kangwon в Похане (теперь - Pohang Works), поставляется заказчикам из южных регионов страны, а завод Inchon (соответственно - в Инчхоне) обеспечивает потреби-телей северных областей, что позволило резко сократить расходы на транспортировку. Кроме того, INIsteel получила возможность перепрофилировать все свои заводы и сде-лать их специализацию более узкой - Inchon INIsteel теперь выпускает двутавровые балки размером менее 400×400 мм, a Pohang ориентирован на продукцию от 400×400 до 900×300 мм. Выпуск рельсов и шпунтовых свай сосредоточен на предприятии Pohang, а конструкционную сталь для судостроения производит Inchon.

            Преимущества, полученные INIsteel в результате инвестиций в Sammi Steel, будут проявляться по мере восстановления спроса на корейском рынке нержавеющей стали. У этой компании имеются завод для производства холоднокатаной нержа-веющей стали в Чангвоне и мощности для финишной обработки в Ульсане. Sammi производит продукцию высокого передела - полированные листы, а Inchon выпускает обычные категории нержавеющей стали. При этом, заводы расположены в различных регионах, что дает INIsteel дополнительные преимущества. Кроме того, объединение привлекательно с точки зрения снижения затрат на научно-технические разработки, поскольку совместные исследования позволяют избежать дублирования. Однако самое главное - это прерогатива, получаемая INIsteel в переговорах о ценах на сырье. Теперь компания приобретает ежегодно около 400 тыс. т горячекатаной полосовой нержаве-ющей стали, причем, две трети поставок будет осуществлять Posco (остальное - импорт из Японии, Тайваня и ЮАР).

            В принципе, при наличии мощностей для ежегодного производства 450 тыс. т нержавеющей стали высокого передела для INIsteel может оказаться целесообразным создание собственных предприятий, расположенных ближе к началу технологической цепочки. Однако пока у компании нет проблем с поставками горячекатаных полос от Posco, так как этот вопрос не стоит на повестке дня.

            Подобное расширение деятельности Hyundai Group в сфере производства стали не могло остаться незамеченным. Реакция Posco и правительства Южной Кореи на эту экспансию была резко отрицательной. В начале 1999 года корейское правительство оказало сильнейший нажим на Hyundai с требованием резко сократить масштабы груп-пы: из 79 дочерних компаний должно остаться не более 26. В ходе этой вынужденной реструктуризации Inchon Iron & Steel и Hyundai Pipe должны были обрести само-стоятельность. Однако группа не намеревалась сдаваться без боя, хотя вместо откры-того противостояния избрала иную тактику.

            Руководство реструктуризацией группы было поручено Пак Се Ёну - человеку, не связанному кровными узами с кланом Чан, учредившим группу Hyundai, но абсолютно лояльному его интересам. До назначения на должность генерального директора Inchon Steel он руководил торговым подразделением группы - Hyundai Corp.

            И, действительно, хотя формально принадлежности Inchon к внутреннему кругу компаний Hyundai настал конец, ее независимость весьма поверхностного свойства. В последнее время большинство компаний группы продали свои пакеты акций этого сталепрокатного предприятия, однако в феврале 2001 года Hyundai Motor увеличила свою долю акций от 4,7 до 11,52%, а возглавляющий ее Чан Мон Ко (второй сын Чан Чжу Юна, основателя группы) несколько ранее увеличил свою личную долю акций Inchon Steel от 4,46 до 7,16%. Таким образом, как непосредственно, так и косвенно Hyundai Motor контролирует 18,68% INIsteel.

            Кроме того, группа Hyundai обязала до марта 2000 года вывести из-под своего контроля Hyundai Pipe, 23% акций которой принадлежали Hyundai Construction и еще 20% - Hyundai Motor. Однако и в настоящее время 45% акций Hyundai Steel (Hysco), ранее известной как Hyundai Pipe, принадлежат Hyundai Motor и ее дочерней компании Kia Motor. Компания теперь имеет мощности для  ежегодного производства не только 960 тыс. т труб ERW из нержавеющей и углеродистой стали, но и 1,8 млн. т холодно-катаного листового материала.

            Соответственно, корейские обозреватели воспринимают всю эту бурную деятель-ность как дымовую завесу для глобальных планов Hyundai. Известно, что еще в 1994 го-ду группа разработала план строительства сталелитейного комплекса с кислородными конвертерами для ежегодной выплавки 8-10 млн. т стали (в настоящее время домен-ными печами в Корее обладает только Posco). Понятно, что правительство не могло до-пустить появления у Posco такого конкурента как Hyundai и оказало мощное сопротивле-ние реализации этого проекта.

            Тем не менее, подобные идеи сохранили свою привлекательность для группы, и оптимальный путь был найден. Выход Inchon из состава Hyundai предоставил ей фор-мальное право конкурировать с Posco, "независимость" же позволит компании осущест-вить строительство доменных печей. При этом, ожидается, что в конечном счете будет проведено слияние INIsteel и Hysco. Очевидно, что в этом случае в Корее появится но-вый интегрированный сталелитейный гигант с крупномасштабным доменным производ-ством. Правда, официальные представители как Inchon, так и группы Hyundai утверждают, что планов слияния Inchon и Hysco нет, равно как и отсутствует намерение строить доменные печи.

            В 2000 году "холодная" война между Posco и Hyundai перешла в "горячую" фазу; произошло это вследствие новой экспансии Hyundai на "территорию" своего соперника. Исторически крупнейшим поставщиком автомобильной листовой стали для Hyundai Motor и Kia Motor была Posco: в 2000 году ее продажи холоднокатаного материала этим компаниям составили около 1,2 млн. т. Ситуация изменилась, когда Hysco построила новый завод Yulchon для ежегодного производства 1,8 млн. т холоднокатаной и оцинко-ванной стали, а также материала с покрытиями из цветных металлов. Значительная часть этой продукции (60%) была предназначена для Hyundai Group, поскольку принятое в середине 90-х годов решение о реализации этого проекта было связано именно с необходимостью обеспечивать листовой сталью автомобильных категорий компании Hyundai Motor и Kia Motor - крупнейших в стране корпораций этого сектора, которым принадлежат, соответственно, 46 и 32% внутреннего рынка.

            Строительство тандемного стана холодной прокатки "Universal Crown" от Hitachi завершилось в феврале 1999 года. На протяжении первого года новый завод функционировал при половинной загрузке, однако уже в 2000-м выпуск продукции был доведен до 1,65 млн. т, а в 2001-м предприятие было выведено на полную проектную мощность. Новая линия может прокатывать рулоны толщиной от 0,23 до 2,3 мм и шириной до 1850 мм. Кроме того, на заводе установлены линии непрерывного отжига от SMS Demag, горячего цинкования (440 тыс. т в год) от Hitachi, электролитического цинкования (450 тыс. т в год), которую тоже поставила SMS Demag, и цветных покры-тий (160 тыс. т в год) от Chugai Ro. Тоже от Hitachi имеются еще линии травления и пропитки (160 тыс. т).

            В течение 2000 года Hysco поставила Hyundai Motor и Kia Motor 670 тыс. т стали, из которых 470 тыс. т - холоднокатаный материал для производства внутренних и наружных дверных панелей автомобилей, а остальное - оцинкованная сталь. Однако в 2001 году Hysco планирует выпустить 1,84 млн. т холоднокатаной стали, и ее объем продаж данным автомобильным компаниям увеличится до 1-1,2 млн. т. Когда в конце 2000 года Posco предложила Hyundai Motor и Kia Motor поставить им в 2001 году 1,35 млн. т листовой стали, Чан Мон Ко, глава Hyundai Motor, объявил, что объем разме-щенных у Posco заказов от обеих автомобильных компаний составит только 495 тыс. т, поскольку остальное поставит Hysco.

            И тут возникли проблемы. Единственный в стране производитель горячекатаных рулонов высоких категорий качества Posco отказалась продавать эту продукцию Hysco.

            В 90-х годах, когда Hyundai Pipe планировала строительство завода холодной прокатки, компания была уверена, что Posco, которая поставляет ей огромное коли-чество стандартной горячекатаной стали на трубопрокатный завод в Ульсане, будет снабжать также новое производство материалом специальных категорий. В 1997 году Hyundai Pipe начала выпуск холоднокатаной стали, даже не заручившись твердыми обязательствами Posco о предоставлении горячекатаного субстрата. Отказ Posco создал для Hysco весьма сложную ситуацию.

            Хотя Hyundai Pipe истратила на строительство завода холодной прокатки Yulchon около 1,4 трлн. вон ($1,1 млрд.). во времена экономического кризиса 1997-1998 годов она оказалась под сильнейшим финансовым давлением. В ноябре 1999 года компания заключила соглашение с японской Marubeni Corp, которая согласилась приобрести ее конвертируемые облигации на сумму 36 млрд. иен ($30,25 млн.). Вскоре после этого аналогичные договора были подписаны с Mitsui & Co и Sumitomo Corp. В те времена руководители Hyundai надеялись. что соглашения с японскими трейдерами проложат ей путь к альянсу с японскими интегрированными производителями стали.

            Эти планы были реализованы в августе 2000 года, когда начались переговоры о создании альянса с Kawasaki Steel. В первую очередь, Hysco стремилась получить современные технологии цинкования и производства новых видов продукции для автомобильной промышленности - упрочненной спеканием и высокопрочной листовой стали. В декабре 2000 года было подписано соглашение, в соответствии с которым Kawasaki приобретала 13% акций Hyundai Pipe и обеспечивала ее технологиями производства листовой стали автомобильных категорий. В свою очередь, Hyundai обязалась ежегодно приобретать у Kawasaki 500 тыс. т горячекатаных рулонов вместо 370 тыс. т, закупленных в 2000 году. Фактически в 2001 году объем этих поставок достиг 650 тыс. т.

            Как и в заключенном несколько ранее аналогичном пакте с Dongkuk Steel Mill-Union Steel, мотивация Kawasaki была весьма простой - обеспечить стабильный сбыт своих горячекатаных рулонов, тогда как на других экспортных рынках возникают пробле-мы. В мае 1999 года, когда Министерство торговли США ввело антидемпинговые пошли-ны против горячекатаных рулонов из Японии, самая большая пошлина была установ-лена именно для продукции Kawasaki - 67,14%. Кроме того, Kawasaki - главный по-ставщик автомобильной листовой стали компании Mitsubishi Motors, a Mitsubishi Corp и Mitsubishi Motors имеют, соответственно, 2,9 и 1,8% акций Hyundai Motor - родительской компании Hysco. При стремительной консолидации мировой автомобильной про-мышленности (34% акций Mitsubishi Motors уже принадлежат DaimlerChrysler) альянс с Hysco подстраховывает Kawasaki от возможных случайностей.

            Продолжительные переговоры между японскими производителями горячекатаных рулонов и их корейскими заказчиками во главе с Hyundai Pipe завершились 7 декабря 2000 года подписанием соглашения о поставках горячекатаной продукции по цене $205 зa т FOB - на $50-60 дешевле, чем в предыдущие месяцы. Это решение проблемы Hyundai Pipe вызвало глубочайшее возмущение у Posco, которая отреагировала обра-щением в Министерство торговли, промышленности и энергетики с просьбой о возбуж-дении антидемпингового дела против японских компаний, причем, одним из ответчиков по делу должна была оказаться Nippon Steel - партнер Posco по стратегическому альянсу. Однако японские компании объявили о намерении сузить объемы выпуска про-дукции для экспорта, и это несколько охладило Posco.

            Но в 2001 году разногласия между Posco и Hyundai Pipe привели уже к открытому конфликту, который широко освещался в корейской и международной прессе. Хотя у него множество аспектов, камнем преткновения оказалось соглашение Hyundai с Kawasaki, по которому японская компания согласилась предоставить технологию, позво-ляющую Hyundai улучшить качество холоднокатаной листовой стали для автомобильной промышленности. Hyundai Pipe заключила эту сделку с Kawasaki как раз в то время, когда Posco оказалась перед лицом уxудшающихся рыночных условий как в Корее, так и за рубежом, причем, именно в отношении холоднокатаной продукции.

            Когда началось быстрое снижение спроса в автомобильной oтрасли и в секторе бытовых приборов, интегрированный гигант стал выражать бурное возмущение произ-водителям, которые в последние годы ввели в действие слишком много новых мощ-ностей. Помимо завода Hуundai Pipe для производства 1,8 млн. т холоднокатаной стали в год в ноябре 2000 года Dongbu Steel ввела в действие аналогичное предприятие мощ-ностью 1,3 млн. т в год. При этом, двумя годами ранее сама Posco построила четвертый завод холодной прокатки производительностью 1,8 млн. т в год, в результате чего ее мощности по производству этой продукции увеличились до 8,9 млн. т.

            Таким образом, в конце 2000 года суммарные корейские мощности для производства холоднокатаной стали были доведены до 14,34 млн. т, реальный же спрос на внутреннем рынке составлял, примерно, половину этого объема. По данным Korea Iron & Steel Assn (Kosa), в 2000 году потребление холоднокатаной листовой стали в стране составило 3,1 млн. т, оцинкованной продукции - 3,5 млн. т, белой жести - 380 тыс. т. Производители наращивали мощности, поскольку имели возможность вывозить значительную часть материала: в 2000 году объем экспорта холоднокатаной листовой стали составил 3,2 млн., оцинкованной - около 1,9 млн. т. Однако в 2001 году спрос упал как в Корее, так и вообще в восточноазиатском регионе, США грозили антидемпинго-выми пошлинами, так что теперь некоторым компаниям трудно найти заказчиков.

            При этом, Hyundai Pipe отклонила решения Posco о необходимости реструктури-зации отечественного сектора производства холоднокатаной стали, ссылаясь на рост спроса на международном рынке, и не согласилась на предложенное объединение. Как заявляют представители компании, Hyundai Pipe объявила о планах строительства предприятия для производства холоднокатаной стали на месяц раньше, чем Posco обнародовала свое намерение построить аналогичный прокатный завод № 4, a Dongbu Steel вообще обнародовала свой проект через год. Кроме того, атаки Posco на при-обретение технологий у Kawasaki представляются Hyundai Pipe необоснованными, ведь условия договора об альянсе Posco и Nippon Steel тоже предусматривают сотрудничество в сфере научно-технологических исследований.

            Хотя и Posco, и Hyundai Pipe утверждали, что надеются на урегулирование возникших противоречий, компромисс вряд ли возможен. Posco была намерена в 2001 году сохранить объем выпуска холоднокатаной стали на уровне предыдущего года (9,1 млн. т) и отказывалась поставлять Hysco горячекатаные рулоны для холодной прокатки на заводе Yulchon.

            Затем этот конфликт стал предметом разбирательства в Верховном суде в Сеуле весной 2002 года. Мотивы Posco очевидны: нежелание лишиться монополии на корейском рынке автомобильной листовой стали. При этом, Hyundai утверждала, что Posco должна обеспечивать все корейские сталепрокатные заводы в интересах подъема корейской экономики и уменьшения зависимости страны от импорта стали, a Posco считала, что у нее нет подобных обязательств перед Hyundai, ее прямым конкурентом.

            Нельзя сказать, что Posco не пыталась избежать конфликта. В ноябре 2000 года, когда Hyundai Pipe вела переговоры с Kawasaki, глава Posco Ю Сан Бу организовал встречу с Чан Мон Ко, возглавляющим Hyundai Motor и Kia Motor. На этой встрече Ю Сан Бу ознакомил с проблемами корейских производителей холоднокатаной стали и предложил объединить компании Hyundai Pipe и Union Steel Manufacturing с целью облегчения реструктуризации промышленности и сокращения производственных мощностей. Кроме того, Ю Сан Бу пообещал, что, если Hyundai Pipe откажется от сделки с Kawasaki, то Posco обеспечит ей адекватные поставки горячекатаных рулонов для производства как труб, так и холоднокатаной стали. Однако эта программа для Hyundai оказалась неприемлемой, поскольку отдавала объединению Hyundai Pipe и Union Steel лишь дешевый сегмент рынка холоднокатаной стали в строительной отрасли и в секторе бытовых приборов и оставляла за Posco монополию в наиболее дорогостоящем сегменте рынка по выпуску листовой стали для автомобильной промышленности.

            Далее конфликт вышел на правительственный уровень, и обе компании представили свою аргументацию Министерству торговли, промышленности и энергетики. В феврале 2001 года Комиссия по торговым делам (FTC) приняла решение провести собственное, "неофициальное", расследование ситуации с целью выяснения, не нару-шает ли правил торговли Posco как единственный в стране производитель горячека-таных рулонов, отказывая в поставках этой продукции Hyundai, которую рассматривает как конкурента.

            Тем не менее, при кажущейся объективности правительство Южной Кореи в завуалированной форме оказывает поддержку своему протеже: 1 июля 2001 года было приостановлено действие квотной системы на горячекатаные рулоны, которая была введена в начале 2000 года. Теперь импорт этой продукции толщиной 4,75 мм и выше облагается действовавшей ранее пошлиной в 6% вместо предусмотренных квотной системой 2%, а рулоны меньшей толщины будут импортироваться с пошлиной в 3% вместо действовавших до 1 июля 2%. Таким образом, с учетом угроз Posco в плане антидемпингового расследования корейским заказчикам становится все труднее договариваться с японскими производителями горячекатаных рулонов.

            Однако для могущественного конгломерата Hyundai не существует безвыходных положений: Hysco обратилась к китайской Baosteel и заключила контракт на поставки 100 тыс. т горячекатаных рулонов в течение октября-декабря 2001 года. Официальные сообщения о цене отсутствуют, но, по мнению корейских обозревателей, она составляет $180 за т CIF, т.е., примерно, на $30 меньше, чем запрашивают японские производители во главе с Kawasaki Steel и Nippon Steel. Хотя Hysco часто приобретает рулоны у Baosteel, некоторые аспекты последней сделки остаются туманными. Не известно, идет речь о спотовой закупке или о первой партии поставок по долгосрочному контракту, а также предназначены эти рулоны для производства труб или холоднокатаной стали.

            Была ли сделка с Baosteel чисто ситуационным решением или частью плана, разработанного еще 5-10 лет назад, пока не ясно. Вряд ли Hyundai рассчитывала, что ее прорыв в сталепрокатный сектор будет проходить гладко. Клановая структура общества и тысячелетиями культивируемoe долготерпение сформировали особый склад мышле-ния - восточные политики и предприниматели избегают быстрого принятия важных ре-шений. Они тайно разрабатывают планы в течение десятилетий, долгие годы оценивают все их аспекты, а приход момента реализации часто оказывается полной неожидан-ностью для западных обозревателей.

            Очевидно одно: к противоречиям трех сил, действующих на корейском рынке, теперь подключилась четвертая, и последствия этого трудно оценить. У Ваоsteel уже имеются независимые соглашения о взаимопонимании как с Posco, так и с Nippon Steel, и ее договор с Hyundai, подробности которого сохраняются в тайне, еще более за-трудняет анализ ситуации. Западные аналитики могут только строить догадки о воз-можном развитии событий, поскольку истинные планы азиатских компаний трудно разгадать в рамках европейской логики.

            Несколько лет в Корее шла затяжная война между крупнейшими промышленными группами страны - Hyundai и Posco. Битва велась за довольно привлекательный актив - обанкротившийся завод Hanbo Steel. Posco противостояли металлургические под-разделения корпорации Hyundai - Hysco и INIsteel. Posco давно положила глаз на Hanbo и несколько лeт назад даже чуть было его не купила.

            Это не первое столкновение Posco и Hyundai. Несколько лет назад автомобиль-ная корпорация подала в cyд на Posco, дeскать, крупнейшая металлургическая компания страны не по-джентльменски ведет себя на рынке и в одиночку диктует свои условия, от чего страдают предприятия Hyundai, стальные подразделения которой полностью себя сталью обеспечить не могут. Тогда Posco была оштрафована на $1,3 млн за отказ поставлять горячекатаные рулоны металлургическим подразделениям Hyundai.

            Первоначально у Posco шансов победить было больше и на этот раз, когда обанкротившийся завод вновь был выставлен на продажу. Крупнейшая компания Кореи пыталась разыграть патриотическую карту, а именно сыграть на том, что Корея вынуждена ежегодно закупать около 4 млн т горячекатаных рулонов в Японии, тогда как г/к рулоны и есть основная продукция остановленного семь лет назад Hanbo. Помимо этого завод в Дончжине (принадлежит Hanbo) выпускает еще и сортовой прокат (при-мерно 1,2 млн т в год).

            Hanbo все-таки представляется в большей степени активом, за который борются ради престижа, ведь долги компании составляют около $5 млрд, поэтому сразу надо оговориться: Posco стремилась не столько приобрести Hanbo, сколько сохранить свое монопольное положение на рынке листового проката в Корее. Разумеется, Posco не единственный производитель листа в Стране утренней свежести, однако два других крупных производителя - Hysco и INIsteel - входят в концерн Hyundai, и практически весь производимый прокат отгружается на предприятия автогиганта. Мало того, Hyundai неоднократно вступала в открытую конфронтацию с Posco, упрекая последнюю во всех смертных рыночных грехах, начиная от доминирующего положения, заканчивая теми преимуществами, которые это самое доминирующее положение дает.

            Posco и правда занимала несколько монополистическое положение на рынке листа и всеми силами на протяжении последних лет старалась сохранить существую-щее положение вещей, отчего пощечина, нанесенная металлургическими подразделени-ями Hyundai, оказалась довольно звонкой. Но и Posco тоже обижать не годится: поку-пателям Hanbo - двум металлургическим компаниям, входящим в состав Hyundai, а точнее говоря INIsteel, придется продать сортовой завод в Поханге, так как с учетом 1,2 млн т в год сорта, выпускаемого на Hanbo, доля INIsteel составит 42%, а доля трех крупнейших производителей превысит 75%. Так рассудило антимонопольное ведомство Южной Кореи. Покупателем завода в Поханге может стать Posco, главное предприятие которой - металлургический комбинат Pohang - находится рядом.

            Победители конкурса уже распределили между собой активы Hanbo. К INISteel, второй по величине стальной компании Южной Кореи, отойдут мощности по про-изводству горячекатаного и сортового проката, a Hysco получит завод, на котором про-изводится холоднокатаный прокат. В любом случае это чисто номинальный дележ, так как обе компании являются дочерними предприятиями концерна Hyundai.

Южнокорейская сталелитейная компания Hanbo Steel досталась консорциуму, созданному автомобильным концерном Hyundai Hysco и еще одним корейским про-изводителем стали - INI Steel. Консорциуму пришлось выложить за приобретение 753 миллиона USD - вдвое больше, чем предлагала за Hanbo в 2003 году компания АК Capital. В борьбе за Hanbo консорциум победил крупнейшую южнокорейскую сталелитейную компанию Posco. Эта победа позволит Hyundai вырваться из-под диктата цен Posco на внутреннем рынке горячекатаных рулонов.

            Кроме названных компаний, заявки на покупку Hanbo подавали российский ЕВРАЗХОЛДИНГ, американская Lone Star Funds, индийская Essar Steel, альянсы LNM Group и CVC Asia Pacific Ltd, американской Nucor и японской Yamato Kogyo.

            Обанкротившаяся в результате кризиса 1997 года Hanbo Steel находилась под внешним управлением своего крупнейшего кредитора - государственной Korea Asset Management Corporation. Долги Hanbo достигают 4,4 миллиарда USD. Кредитор тщетно пытался продать банкрота в течение семи лет, пока, наконец не достиг успеха в 2004 году.

            Приобретение Hanbo Steel позволит Hyundai Motor и ее дочернему предприятию Kia Motors покончить с зависимостью от поставок горячекатаных рулонов Posco и надежно обеспечить себя сталью, которая в последние месяцы резко подорожала на рынке Южной Кореи.

            INI Steel, второй по величине стальной компании Южной Кореи, отойдут производ-ственные мощности Hanbo, на которых производится горячекатаный и сортовой стальной прокат. A Hyundai Hysco получит завод Hanbo, на котором выпускается холодно-катаный прокат. Мощности Hanbo рассчитаны на производство 11,5 миллиона тонн стали в год. Объем продаж компании в 2003 году составил около 465 миллионов USD.

На период после 2000 г. фирма Hyundai, преодолев долголетнее упорное сопро-тивление правительства (и конкурентов из фирмы Posco), была намерена построить ме-таллургический завод с полным циклом годовой производительностью 6-12 млн. т стали в слитках. Предполагалось, что крупным потребителем стали широкого сортамента (свыше 5 млн. т в год) должны стать отечественные предприятия. Теперь сроки этого инвестиционного проекта снова смещены по меньшей мере на несколько лет.

            Приглашения, направленные южнокорейским фирмам из-за рубежа, также уменьшились. Так, фирма Posco отказалась от осуществления своих инвестиционных проектов в Индонезии. Группа Halla планировала различные инвестиции за рубежом в области прямого восстановления и производства окатышей, а также в сталеплавильный цех в Таиланде; эти планы не реализуются.

            История продажи злополучной компании Hanbo Steel начинается в июле 1997 г., когда Posco и Dongkuk Steel Mill совместно предложили 2 трлн. вон (на то время - более $2,5 млрд.) за активы Hanbo. Кредиторы отклонили предложение, поскольку в этом случае им пришлось бы просто списать остающиеся 4 трлн. вон долга. Тогда Posco, которая планировала приобрести только две линии С-2000 Согех, утратила интерес к Tangjin. Кроме того, в те времена государство еще сохраняло частичный контроль над Posco, и США официально предупредили, что любая поддержка Hanbo со стороны этой компании будет расценена как государственное субсидирование сталелитейной про-мышленности. При этом, Dongkuk продолжала интересоваться приобретением некото-рых мощностей Tangjin и сделала самостоятельное предложение кредиторам. Однако сумма 1,72 трлн. вон (около $1,5 млрд.), совместно с семилетней отсрочкой платежа была не приемлема для Kamco. Поскольку к назначенному сроку (декабрь 1998 года) других предложений не поступило, продажа не состоялась.

            Новая попытка продать Hanbo была предпринята в начале 1999 года. На этот раз Dongkuk не участвовала в торгах, поскольку требовалось урегулировать конфликт, возникший у нее с Ispat Group и индийской Essar Group. Однако в марте 1999 года интерес к приобретению Tangjin проявил консорциум во главе с US Nabors Capital - инвестиционным подразделением хьюстонской компании Nabors Industries. В него вошла также корейская группа Junghoo Industry. Никто из членов консорциума не имел прямого отношения к производству стали, и Nabors намеревалась поручить техническую экспертизу и управление прокатным заводом US Engineers - компании, которая по-ставляла трубы Nabors  Industries. Компания  Ispat, заинтересованная в некоторых мощ-ностях Tangjin, не принимала участия в торгах, поскольку не желала принимать участия в ценовой войне между Dongkuk и Nabors. Однако в июле 1999 года, накануне еще од-ного аукциона, Dongkuk Steel отказалась от участия в торгах; ее официальные предста-вители заявили, что этому процессу недостает "прозрачности и законности". В сложив-шейся ситуации кредиторы выбрали Nabors в качестве "предпочтительного партнера по переговорам" и приступили к завершению сделки.

            В марте 2000 года была достигнута договоренность: консорциум согласился вы-платить $480 млн. за активы Hanbo - завод Tangjin, производственное оборудование, средства транспортировки, недвижимость, права на интеллектуальную собственность и любые контракты, которые можно было перевести на нового владельца. Оплату следо-вало произвести до 30 сентября 2000 года. Однако деньги не поступили; вместо них Kаmcо 2 октября получила факс из Нью-Йорка, которым консорциум уведомлял о своем отказе от сделки. Причина отказа была сформулирована туманно: "Некоторые условия контракта оказались неприемлемыми".

            Kаmcо, вознамерилась возбудить иск, возмущенный президент  страны Ким Тэ Чжун распорядился расследовать причины происшедшего и наказать виновников (о том, чем завершилось расследование, не сообщалось). В этой обстановке у Kаmcо уже не было возможностей начать поиск новых покупателей. Ситуация становилась все более безнадежной, и по совету консультационной фирмы Booz Allen & Hamilton (США) было решено раздельно продавать заводы А и В комплекса Tangjin. Было проведено новое технико-экономическое обследование прокатного завода, и на август 2001 года были назначены очередные предварительные торги. Однако наученная горьким опытом Kаmcо теперь решила подстраховаться; было принято решение, что покупатель, кото-рый предложит самую высокую цену, для подтверждения серьезности намерений обязан внести залог в сумме $10 млн.

            В торгах приняли участие АК Capital, Korea Iron & Steel (Kisco), Ispat (дочерняя компания Dongkuk Steel) и некоторые корейские инвестиционные фирмы, далекие от производства стали. В сентябре в прессе появилось сообщение, что имеются пять потенциальных покупателей, но официальные лица Kаmcо отказались подтвердить или опровергнуть эту информацию. Не известно, по каким критериям проводился отбор потенциальных покупателей, допущенных к следующему этапу аукциона.

            Не ясно также, продается Tangjin как интегрированный комплекс, как два отдельных завода или просто идет распродажа основного оборудования. С одной стороны, найти покупателя на интегрированный комплекс труднее, чем на отдельные заводы, а, с другой, разделение интегрированного комплекса нецелесообразно. Возможно, Kаmcо сумеет найти покупателей на основное оборудование обоих заводов. Однако, при этом, на руках у кредиторов останется земельный участок размером 360 га, который крайне трудно будет продать - в регионе достаточно земли для строительства промышленных предприятий. Кроме того, потенциальный покупатель может потребо-вать удаления фундамента, уже заложенного под будущие цеха. В таких условиях быстрой продажи Hanbo тогда ожидать не приходилось. He исключали даже, что ее кредиторы навсегда потеряли свои инвестиции.

            Характерно, что корейские производители расширяют только производство про-дукции высокого передела и в стране явно недостаточно мощностей, которые находи-лись бы ближе к началу технологической цепочки. Корея остро зависит от импорта слябов и горячекатаных рулонов, однако проекты строительства предприятий подобного профиля пока отсутствуют. В этой ситуации любой из вариантов решения судьбы интегрированного комплекса Tangjin Works мог иметь далеко идущие последствия для сталелитейной промышленности всего региона.

На совещании Комитета по стали ОЭСР в Париже, где обсуждалась насущная проблема сокращения избыточных мощностей, правительственная делегация Южной Кореи утверждала, что после экономического кризиса 1998 года в стране проводится "коренная реструктуризация сталелитейной промышленности, происходят слияния ком-паний и закрытия мощностей". Это заявление неадекватно отражает ситуацию. Слияния действительно имеют место, удачливые компании поглощают обанкротившихся конку-рентов, но, при этом, о сокращении объемов производства речь пока не идет. Реструкту-ризация, которую декларирует правительство, фактически представляет собой не столь-ко закрытие нерентабельных предприятий, сколько ожесточенную борьбу за передел полностью монополизированного рынка. Борьба между Posco, которая владеет корей-ским рынком стали, и Hyundai Group, монополистом автомобильного рынка, обеспечи-вала только дополнительное наращивание мощностей. Меньшие компании тоже расши-ряют производство и рассматривают новые проекты, хотя события азиатского кризиса во второй половине 90-х гг. не должны еще изгладиться из памяти предпринимателей.

            Печальная история Hanbo Steel - наиболее эффектный пример краха грандиозных планов. Эта компания была учреждена в 80-х годах. Проект предусматривал строи-тельство в Южной Корее крупнейшего после Posco интегрированного завода Tangjin для ежегодного производства 7 млн. т сортового проката, горяче-, холоднокатаной и оцинко-ванной стали. Однако в январе 1997 года долги Tangjin превысили 6 трлн. вон (по современному курсу - около $5,1 млрд.). Hanbo Group объявила себя банкротом, а ее учредитель Чан Ти Су был приговорен к 15 годам тюремного заключения за "щедрость" к банкирам-взяточникам и коррупцию, с которой было сопряжено строительство Tangjin. Работы по проекту были прекращены практически сразу после завершения первого этапа: достроена только одна линия производительностью 1 млн. т сортового проката в год. Кредиторы безуспешно пытаются продать хотя бы некоторые из активов компании.

            Две другие компании уже обрели нового владельца и исключены из "черного списка" - Sammi Steel, которая выпускает плоскокатаную нержавеющую сталь, и пред-приятие для выпуска крупносортных профилей Kangwon Industry. Их история тоже достаточно тривиальна. Проблемы Sammi возникли задолго до экономического кризиса 1997 года, когда корейское правительство было вынуждено обратиться за помощью к МВФ. Ее трудности начались годом ранее, в декабре 1996-го, когда убытки, с которыми компания функционировала в течение предшествовавших четырех лет, стали катастро-фически нарастать. В феврале следующего года Posco приобрела мощности Sammi для выпуска длинномерной продукции из нержавеющей стали (включая выплавку металла) на заводе Changwon Works (впоследствии - Changwon Specialty Steel). При этом произ-водство плоскокатаной продукции осталось в распоряжении Sammi, в марте 1997 года вынужденной обратиться в Суд по делам банкротства по поводу защиты от кредиторов, которым она задолжала около 1,2 трлн. вон ($940 млн.). Ситуация, в которой оказалась компания, только частично была связана с ухудшением условий на рынке нержавеющей стали. Основной же причиной были интенсивные инвестиции Sammi в строительство новых мощностей как в Корее, так и за рубежом, в частности Sammi Atlas Inc в Канаде и Sammi Altech Specialty Steel в США.

            Аналогичный оптимизм в отношении корейского спроса на сталь, в данном случае - на профили, проявила и Kangwon Industries. В середине 90-х годов компания выделила 160 млрд. вон на строительство новых мощностей для выплавки и литья стали, а также для проката профилей. Инвестиционный план предусматривал монтаж современной печи на постоянном токе (130 т), новую установку для литья блюмов и ремонт стана для прокатки профилей. Кроме того, компания изучала возможности строительства нового прокатного завода с проектной мощностью 2 млн. т в год. В результате краха корейской экономики в 1997 году спрос на сортовой прокат и профили резко упал, поэтому компания оказалась не в состоянии погасить задолженность в сумме около 1,45 трлн. вон. Теперь обе компании находятся под контролем INlsteel (бывшей Inchon Iron & Steel), официально независимой компании, а реально - по-прежнему члена группы Hyundai, которая продолжает расширять производство стали. За полтора года, что прошли после слияния, не было предпринято никаких шагов для закрытия неэффективных или некон-курентоспособных заводов; в 2001 году INlsteel планирует выпустить 7,2 млн. т стали.

            В 1999 году Inchon Steel (теперь - INlsteel) заключила сделку с кредиторами Kangwon, в результате которой долги компании были частично списаны, а частично (250 млрд. вон) - заменены на акционерный капитал. После завершения операции по поглощению бывшего конкурента (март 2000 года) мощности Inchon для производства нерафинированной стали увеличились до 8,1 млн. т в год.

            В мае 2000 года Inchon заключила сделку с крупнейшим кредитором Sammi, госу-дарственной корпорацией по управлению активами Korea Asset Manаgement Corp (Kam-co), в результате которой обязалась выплатить 22,8 млрд. вон наличными и принять на себя ответственность за погашение задолженности в сумме 403,5 млрд. вон. Для успеш-ного завершения сделки кредиторы Sammi должны списать задолженность компании в сумме более 700 млрд. вон. Комиссия по торговым делам Кореи утвердила договор не-смотря на протесты конкурентов, утверждающих, что эта сделка создает монополию, по-скольку у Sammi-Inchon объединенная доля рынка плоскокатаной нержавеющей стали превышает 43%.

            Оба эти приобретения существенным образом дополняют сталепрокатные мощности группы Hyundai, причем, компания Hyundai Steel (Hysco) в 2000 году ввела в действие новый завод для производства холоднокатаной листовой стали и в 2001 году выпустила 1,84 млн. т этой продукции.

            В свою очередь, Posco активно инвестирует в расширение производства. Ее дочерняя компания Pohang Coated Steel (Pocos) разрабатывает проект наращивания выпуска листовой стали с покрытием стоимостью $145 млн., реализация которого увеличит мощности Pocos на 300 тыс. т в год (до 900 тыс. т) и позволит компании расширить ассортимент за счет алюминированных листов из нержавеющей стали (50 тыс. т в год) и обычных алюминированных листов (100 тыс. т в год). Кроме того, будет установлена линия непрерывного электролитического алюминирования (150 тыс. т в год). Компания уже выпускает материал Alcosta - листовую сталь с покрытием по технологии горяче-го алюминирования для производства автомобильных глушителей.

            Компания проводит исследования технико-экономической целесообразности строительства в Малайзии завода стоимостью $150 млн. для производства 150 тыс. т в год холоднокатаной нержавеющей стали. Кроме того, в августе 2001 года компания объявила о своем намерении удвоить мощности совместного предприятия для производства нержавеющей стали в Китае Zhangjiagang Pohang Stainless Steel (ZPSS), 80% акций которого принадлежат Posco, a 20% - китайской Jiangsu Shagang Group. На заводе установлена вторая линия, и ко второму полугодию 2003 года его мощности равнялись 280 тыс. т в год. Реализация всех упомянутых проектов позволит Posco переместиться на второе место в мире (после немецкой KTN) по объемам выпуска нержавеющей стали.

            Наращивают объемы производства и другие корейские компании, которым удалось благополучно преодолеть последствия экономического кризиса и занять перспек-тивные рыночные ниши. Например, Dongkuk расширяет производство алюминирован-ной стали: на заводе Union Steel в Пусане построена новая линия электро-литического алюминирования производительностью 300 тыс. т в год. После реализации проекта, которая завершена в августе 2002 года, суммарные мощности Dongkuk по алюминированию увеличились до 500 тыс. т в год. Кроме того, в сентябре 1998 года компания Dongbu вывела на полную мощность линию горячего цинкования на заводе Asan Bay, а в марте 1999-го началось полномасштабное производство на ключевых участках - линии травления и тандемном стане холодной прокатки (PL/TCM).

            Dongkuk проявляет значительный интерес к приобретению мощностей завода Tangjin, и это обусловлено весомыми причинами. Dongkuk Steel, основанная в 1954 году, долгое время выпускала только мелкосортовой прокат (диаметром 10-41 мм) и в настоящее время контролирует 20% внутреннего рынка. Суммарные мощности трех заводов Dongkuk, которые выпускают эту продукцию, составляют 2 млн. т в год.

            Все заводы компании (в Похане, Инчхоне и Пусане) производят также двутавро-вые балки, уголки, швеллеры, профили и плоский прокат. Двутавровые балки в стране выпускают только две компании - Dongkuk и INIsteel.

            Однако ассортимент компании не ограничен этими категориями продукции. В 1971 году компания ввела в действие новый завод в Пусане для производства толсто-листовой стали и оказалась крупнейшим после Posco производителем этой продукции. Такая ориентация начинает приносить плоды. В настоящее время спрос на толсто-листовую сталь в Корее превышает предложение.

Два завода Dongkuk в Похане функционируют при полной загрузке мощностей. Половина выпускаемой продукции представлена судовой сталью, а остальное предназ-начено для использования в строительстве, промышленном машиностроении и других отраслях. Однако собственные мощности Dongkuk для выплавки стали составляют только 2,4 млн. т в год, и чтобы поддерживать объемы производства готовой продукции на уровне 5,3 млн. т, компании приходится приобретать слябы у других производителей. Однако обеспечить надежные поставки слябов в Корее - задача весьма непростая.

            Хотя расширение производства Dongkuk и не испортило ее отношений с Posco, поскольку осуществлялось с благосклонного соизволения интегрированного гиганта, Posco не может поставлять новому заводу более 700-800 тыс. т слябов в год. Компания оказалась перед необходимостью приобретать импортные полуфабрикаты у таких производителей как ВНР, Imexa и бразильская CST, что соответствующим образом сказывается на себестоимости продукции. В настоящее время альянс, который Dongkuk заключила с Kawasaki Steel, сделал проблему снабжения слябами менее острой, однако приобретение собственных мощностей для выплавки стали сохраняет свою привлекательность.

            Если вернуться к заводу Tangjin, который должен был оказаться объектом очередной консолидационной операции в сталелитейной промышленности Кореи, то можно увидеть, что замысел, стоявший за этим проектом, был просто грандиозным. Hanbo Group начинала свой путь как строительная компания, и недостроенные цеха Tangjin служат роскошной иллюстрацией ее строительного искусства. Правда, уже больше пяти лет дорогостоящее импортное оборудование находится под открытым небом, и морской климат не лучшим образом сказывается на его состоянии.

            Предприятие состоит из двух заводов - А и В, причем, мощности А предназначены для обеспечения полуфабрикатами завода В, который ориентирован на производство продукции высокого передела. На территории А установлены три 155-тонные электропечи постоянного тока (производства японской компании NKK). Одна из них обеспечивает сырьем машину для литья заготовок (от Mitsubishi Heavy Industries) производительностью 1,05 млн. т в год и прокатный стан (от Kobe Steel), на котором можно прокатывать 1 млн. т стали в год. Две другие печи предназначены для снабжения горячим металлом двухклетевого стана полосовой прокатки (от SMS) производи-тельностью 1,8 млн. т в год. Однако в настоящее время функционируют только мощ-ности, связанные с производством сортового проката, - полосовой стан был останов-лен еще в июле 1998 года.

            На заводе В установлены линия прямого восстановления железа Midrex DRI с проектной мощностью 800 тыс. т в год, два модуля Corex C-2000, две 200-тонные электропечи постоянного тока (от NKK), машина для непрерывного литья слябов (от Sumitomo Heavy Industries) производительностью 2 млн. т в год, стандартный поло-совой стан IHI для ежегодного выпуска 2,1 млн. т горячекатаных полос, линия травления (от SMS) и тандемный стан для холодной прокатки на 1,55 млн. т стали в год, а также линия электролитического цинкования (от Hitachi), которая может еже-годно изготовлять 350 тыс. т конечной продукции. Линии непрерывного отжига, нане-сения цветных покрытий и горячего цинкования, а также печи для отжига пакетами были заказаны, но не ясно, были ли они смонтированы.

            Крупнейший кредитор Hanbo - Korea Asset Management Corp (Kamco), специализированная организация для управления проблемными активами; на ее долю приходится, примерно, 17% всех долгов компании. Kamco занималась продажей прокатного завода, начиная с 1997 года, но открытые торги уже более 12 раз были сорваны (воз-буждались иски с обвинениями в незаконных действиях и использовались всевозмож-ные прочие юридические  приемы).

            Спрос на корейских рынках холоднокатаной листовой стали и материала с покрытием заметно упал. По оценкам Korea Iron & Steel Assn (Kosa), по сравнению с уровнем предыдущего года в 2001 году потребление холоднокатаной листовой стали уменьшилось на 8,9% (до 2,85 млн. т), а листов с покрытием - на 2,3% (до 3,55 млн. т). Это естественным образом сказывается на деятельности всех производителей сектора. Однако правильное и своевременное определение перспективной ниши и просто удача, которая позволила угадать оптимальное место строительства завода, обеспечили про-цветание Dongbu Steel на этом конкурентном рынке.

            На корейском рынке холоднокатаной и оцинкованной стали Dongbu приходится соперничать с такими гигантами как Posco, Union Steel Manufacturing и Hysco. Однако ввод в действие новых мощностей - завода Asan Bay Works - обеспечил компании серьезные преимущества перед конкурентами. Этот завод - одно из самых современ-ных и эффективных в мире предприятий для производства холоднокатаной стали и листового материала с покрытиями. У Posco, по оценкам World Steel Dynamics, себе-стоимость переработки горячекатаной листовой стали в холоднокатаную составляет около $67 на т, у японских интегрированных производителей, в среднем, - $96, а у Dong-bu после вывода Asan Bay на проектную мощность, затраты на этот процесс не превы-шают $58 на т. Практически это самая низкая в мире себестоимость повторной прокатки.

            Компания Dongbu начинала свою деятельность с мощностей для холодной про-катки в Сеуле, построенных еще в 60-х годах. В начале 90-х годов правительство предложило компании вынести завод за пределы разрастающейся столицы, что и было причиной разработки проекта Asan Bay Works. Строительство нового завода началось в августе 1994 года. В сентябре 1998 года была выведена на полную мощность линия горячего цинкования, а в марте 1999-го началось полномасштабное производство на ключевых участках - линии травления и тандемном стане холодной прокатки (PL/TCM).

            Проектная мощность Asan Bay Works - 1,3 млн. т в год, но реально в 2000 году на PL/TCM было выпущено 1,57 млн. т продукции. В связи со снижением спроса на холод-нокатаную сталь производство за 2001 год было меньше - около 1,45 млн. т. Причем, начиная со второго квартала, компания ориентируется на производство большего коли-чества тонкой фольги. В 2000 году доля фольги толщиной менее 0,4 мм составляла 16% от всей продукции завода, а во втором квартале 2001 года она уже достигала 24%. Пятиклетевая линия PL/TCM от MDM-Sack производит фольгу толщиной от 0,15 до 2,3 мм и шириной от 700 до 1600 мм.

            В зависимости от рыночной ситуации холоднокатаную продукцию поставляют для дальнейшей обработки либо на линию непрерывного отжига (от Mitsubishi Heavy In-dustry, 400 тыс. т в год) и стан двойной холодной прокатки (от SMS), либо на участок от-жига пакетами (от австрийской Ebner, 550 тыс. т в год). Примерно, четверть выпуска-емой холоднокатаной продукции Asan Bay поставляет для линии непрерывного электро-литического цинкования производительностью 350 тыс. т в год, построенной Mannes-man-Demag. На самом Asan Bay имеются линии обычного горячего цинкования (HDG), электролитического отжига (GA) и линия электролитического алюминирования, выпускающая SuperGalum (зарегистрированное Dongbu фирменное название материала Galvalume) - листовую сталь с покрытием из сплава Al-Zn (55:45).

            Примерно, 650 тыс. т выпускаемой стали Dongbu ежегодно продает на внутрен-нем и экспортных рынках в виде холоднокатаной продукции, еще 350 тыс. т - в виде HDG, GA или SuperGalum, а остальные 300 тыс. т - в виде черной жести. Около 200 тыс. т черной жести используется непосредственно на заводе Asan. Ее поставляют на линию электролитического лужения (ETL) от Nippon Steel, а еще 100 тыс. т поступают для переработки на аналогичной линии инчхонского завода Dongbu. Реальное потребление черной жести на инчхонском заводе составляет около 180 тыс. т в год, поэтому 80 тыс. т Dongbu приобретает у Posco и японских производителей.

            У Asan имеется пристань для каботажных судов грузоподъемностью до 5 тыс. т, которые доставляют горячекатаное сырье от Posco, а также из Японии и Китая. Раз-рабатывается проект строительства порта для приема более крупнотоннажных судов, но пока он не реализован - Asan имеет возможность использовать расположенный побли-зости порт компании Hanbo Steel.

            Одно из преимуществ Asan заключается в том, что Posco охотно поставляет ком-пании горячекатаные рулоны. Исторически сложилось так, что Dongbu в течение многих лет была крупнейшим  из корейских заказчиков этой продукции. У Dongbu Steel в свое время, еще до ее поглощения Dongbu Group, возникли серьезные финансовые пробле-мы. В начале 80-х годов ее приобрела Posco, и в течение двух лет Dongbu была дочер-ней компанией интегрированного гиганта. В настоящее время компания ежегодно при-обретает у Posco 1 млн. т горячекатаных рулонов и еще 1,5 млн. т импортирует из Японии (1 млн. т), Китая и Тайваня.

            Примерно, половина продукции линии горячего цинкования предназначена для строительной отрасли, еще 20% потребляется в автомобильной промышленности. При этом, крупнейший в Корее сборочный завод Kia (600 тыс. автомобилей в год) расположен недалеко от Asan, что серьезно снижает стоимость транспортировки.

            На Asan Bay установлено оборудование, позволяющее осуществлять финишную обработку вплоть до зеркальной поверхности, а у конкурентов нет подобных возможно-стей. Кроме того, завод оснащен современной технологией производства специальных категорий тонкой фольги, в частности, пригодной для переработки в черную жесть. В этом сегменте рынка конкуренция практически отсутствует: Posco и японские сталепро-катные компании предпочитают не принимать заказы на производство этой продукции.

            Такая же ситуация и в отношении материала Galvalum. Компания Union Steel Manufacturing, хотя и утверждает, что может выпускать продукцию толщиной от 0,35 до 2,3 мм, реально не производит материал толщиной более 2 мм. Поэтому Union не может конкурировать с Asan Bay, выпускающим Galvalum толщиной 2,3 мм. На рынке холодно-катаной стали у Dongbu тоже имеется явное преимущество: Union уклоняется от заказов на изготовление материала толщиной менее 0,5 мм. Таким образом, ниша тонкой фольги практически монопольно принадлежит Dongbu.

            Компания Hysco сориентирована на производство холоднокатаной стали и мате-риала с покрытием для автомобильной промышленности и представляет еще меньшую опасность для интересов Dongbu, чем Union. Кроме того, заводы Hysco и Union распо-ложены на южном побережье, поэтому при доставке своей продукции крупным заказ-чикам из Инчхона, Сеула и Сувона эти компании вынуждены транспортировать ее через всю страну.

            После строительства больших металлургических заводов с полным циклом и сдвига в сторону производства кислородно-конвертерной стали в последние годы снова увеличился объем инвестиций в электросталеплавильное производство. При этом важ-ную роль играют не только аспекты качества продукции, но и вопросы снабжения сырь-ем. После выплавки почти всю сталь разливают на МНЛЗ. Расширение было связано со значительным ростом производительности труда; за последние годы она увеличилась более чем вдвое.

            Фирма Pohang Iron and Steel Co производит около 62 % всей продукции черной металлургии Южной Кореи. Она удовлетворяет внутреннюю потребность страны в стали на 47 %.

            Производство на заводе Похан ориентировано (в отличие от завода Кванъян) на широкий сортамент продукции. Агрегат Согех после преодоления значительных пуско-вых трудностей уже работает с показателями выше проектных.

            Завод Кванъян является самым крупным заводом с полным металлургическим циклом в мире и выплавляет 26,5 млн. т стали в год. Производственные мощности по стали составляют 30 млн. т в год (28 млн. т кислородно-конвертерной стали и 2 млн. т электростали). Пуск в зксплуатацию доменной печи № 5 на заводе Кванъян компании РОSСО привел к увеличению доли выплавленной конвертерной стали, мини-заводы также увеличили объемы производства углеродистой и специальных сталей.

            Принцип производства на этом заводе определяется девизом: большие объемы и немного вариантов; горячекатаную полосу, например, получают толщиной 1,2-22 мм и шириной 600-1950 мм, холоднокатаную полосу - толщиной 0,2-8 мм и шириной 600-1860 мм. Это является как бы увеличенной копией металлургического мини-завода.

            Портовые сооружения могут одновременно обрабатывать 5-6 сухогрузов емкостью по 250 тыс. т. Большую часть готовых изделий транспортируют морем.

            Численность основного персонала составляет 7400 человек; кроме того, 6000 человек работают в субподрядных подразделениях.

            На огромной судостроительной верфи фирмы Hyundai можно получить впечат-ление, что здесь изготовляют различные детали судов большими сериями для судов определенных типов. Производство явно строго рационализировано. Обеспечение про-цесса изготовления даже при не очень внимательном осмотре представляется прекрас-но поставленным. В шести доках одновременно строят один-два корабля.                 

            На предприятии только за два года построено 95 судов. Потребление стали составляло 1,3 млн. т. Импортируют 300 тыс. т стали, из них 50 % - из Японии. Доходы персонала составляют за год в среднем 60 тыс. долл. США, включая участие в прибылях. Около 50 % всего капитала находится в руках 27 тыс. сотрудников.

            На автомобильном заводе фирмы Hyundai при годовом доходе 40 тыс. долл. США только 5 % вычитаются на налоги и 5 % - на медицинскую страховку. Длительность рабочей недели составляет 40 ч, однако имеются еще 2 ч сверхурочных «жестко запланированных». Это время является одновременно первой ступенью увеличения гибкости для приспособления к колебаниям численности персонала.

Экономический рост вне больших городов отражается во многих новых поселе-ниях для профессиональной деятельности, проживания и бизнеса. Для планирования регионов и городов есть еще возможность развития.

            Инфраструктура на западном берегу (например шоссе Сеул - Пусан) развита лучше, чем на восточном. Сельское хозяйство в условиях гористой местности разви-вается в небольших по размеру долинах. Уровень сельских поселений различен.

            На фоне этого социальные услуги, предоставляемые сотрудникам больших пред-приятий, таких, как заводы фирмы Posco и Hyundai, можно считать достойными подра-жания (детские сады, школы, больницы, клубы, центры досуга для занятий физкуль-турой, теннисные корты, кегельбаны, концертные залы и другие учреждения культуры). Это усиливает тесную связь персонала и предприятий.                      

            В черной металлургии постоянно применяются меры для уменьшения загрязне-ния окружающей среды такими способами, как повышение мощности пылеуловителей, использование сжиженного природного газа вместо мазута.

            55,3 % произведенного шлака составляет доменный шлак, полностью используе-мый для производства цемента и дорожного строительства. 97 % сталеплавильных шла-ков применили в качестве наполнителя для укрепления береговой полосы и как напол-нитель при строительных работах.

            Производительность сталеплавильного производства улучшилась в результате применения технологии внепечной металлургии, что привело к получению более чистых сталей. Кроме того, использование электродуговых печей постоянного тока способство-вало снижению удельного энергопотребления и расхода электродов.

 

1.4. Особенности производственной кооперации

в Северо-Восточной Азии

         В деловой культуре Запада процветает система быстрого принятия решений. Переговоры о создании крупнейшей в мире сталелитейной группы в составе француз-ской корпорации Usinor, люксембургской Arbed и испанской Aceralia длились всего пол-года, в 1999 году British Steel и нидерландская Hoogovens договорились за восемь ме-сяцев, Nucor в 2001 году приняла решение о приобретении компании Trico за считанные недели, заключив первую крупную консолидационную сделку в сталелитейной отрасли США за последние три года. В Азии традиционно культивируется терпеливое, кропотли-вое исследование; предприниматели рассматривают варианты не месяцами - годами. Именно этой философией руководствуются крупнейшие представители региональной сталелитейной промышленности. Зато результаты подобной стратегии часто оказыва-ются ошеломляющими.

            Стратегический альянс двух из крупнейших в мире производителей стали - Posco и Nippon Steel - многие обозреватели воспринимают как реакцию на слияния в европейском секторе, которые привели к возникновению таких новых гигантов как Corus Group и Thyssen Krupp Stahl. В конце концов, официальные переговоры между Posco и Nippon Steel начались только в апреле 2000 года. Однако идеи перекрестного владения акциями друг друга и кооперации во многих сферах эти компании обсуждали еще в начале 90-х годов. Как полагают специалисты, договор, подписанный 2 августа 2000 года, в долгосрочном плане может оказать решающее влияние на сталелитейную про-мышленность всего мира. При этом, тот факт, что обе компании независимо заключили соглашения с ведущей китайской корпорацией Baosteel, подтверждает приближение момента создания гигантского трехстороннего альянса, который будет совместно производить 75 млн. т стали в год.

            В укреплении связей с японскими интегрированными компаниями заинтересованы   многие   корейские   сталепрокатные предприятия. Когда в конце 90-х годов обвал корейской валюты поставил многие из них на грань банкротства, японские компании оказывали помощь корейским заводам. Например, Sumitomo Corp поддержала ныне процветающую Dongbu Steel, оказавшуюся в труднейшем положении: когда доллар стоил 800 вон, ее инвестиции в строительство завода Asan Bay Works составляли около $1 млрд., однако курс неожиданно удвоился, и долги Dongbu за поставки импортного оборудования  взлетели до небес.

            В конце 2000 года Dongbu убедила Sumitomo приобрести 11 млн. ее привилегированных акций (с правом обратного выкупа) по цене 5 тыс. вон за акцию, что на тот момент было эквивалентно $46,5 млн. Эта сумма позволила Dongbu снизить отношение задолженности к акционерному капиталу от 218 до 190% и избежать банкротства. Корпорация Sumitomo долгие годы, с начала 80-х годов, была важным посредником при поставках Dongbu горячекатаных рулонов из Японии и сочла целесообразным оказать корейской компании поддержку. И, все же, до прямых инвестиций в Dongbu от японских производителей стали дело пока не дошло.

            Возможно, это только вопрос времени, а пока в регионе уже функционируют два корейско-японских стратегических альянса, причем, они заключены между компаниями, которые занимают в своих странах первые и вторые места по объемам производства стали.

            Сталепрокатный завод Dongkuk Steel Mill - первое из корейских предприятий, получивших инвестиции от японских коллег. В ноябре 1999 года Kawasaki Steel при-обрела 4% ее акций, а в июне 2001 инвестировала еще $29,4 млн., доведя свою долю в акционерном капитале до 13%.

            В середине 90-х годов, когда Dongkuk начинала реализацию планов расширения, было принято решение обратиться за поставками оборудования к японским фирмам. В результате в декабре 1997 года Dongkuk ввела в действие прокатный стан от Hitachi Zosen в Похане для производства 720 тыс. т двутавровых балок в год, а оборудование участка разогрева металла с двумя 140-тонными печами DC EBT поставила Nippon Steel. Второй прокатный стан в Похане производительностью 1,5 млн. т толстолистовой стали в год компания приобрела в 1995 году. Этот стан был изготовлен в 1992 году для Ispat Mexicana, которая позднее изменила свои планы; его установку на заводе Dongkuk №2 тоже осуществила Nippon Steel.

            Поставщики оборудования выбирались с дальним прицелом: компания надеялась на последующее заключение контракта с Nippon Steel о поставках слябов. Однако расчет оказался ошибочным: японская компания не согласилась обеспечивать корей-ский завод полуфабрикатами. Этот отказ поставил Dongkuk в трудное положение, по-скольку Posco не имела возможности поставлять новому заводу более 700-800 тыс. т слябов в год. Компания оказалась перед необходимостью приобретать импортные полу-фабрикаты. В этой ситуации для Dongkuk представлялось целесообразным заключить альянс с японским заводом, который обеспечил бы бесперебойные поставки слябов.

            В начале 1999 года председатель правления Dongkuk Сан Тэ Чан сумел убедить Кандзи Эмото, президента Kawasaki, что контракт на поставки слябов принесет прибыль японской компании и не нанесет ущерба ее престижу. Аргументы были весомыми: высокий уровень загрузки доменных мощностей ощутимо увеличивает экономичность функционирования интегрированного предприятия, а в отношении престижа Чан предложил Эмото рассматривать слябы не как сырье, а как продукцию, которую Dongkuk жаждет приобретать. Контракт был подписан, но дело этим не завершилось. Корейская и японская компании продолжали развивать сотрудничество, естественным следствием чего оказалось заключение альянса в июле того же 1999 года.

            Договор предусматривает ряд аспектов. Прежде всего Kawasaki получила возможность экспортировать в Корею большее количество стали. На протяжении первого года действия договора ее поставки слябов для Dongkuk составили менее 100 тыс. т, но в 2000 году их объем увеличился до 200 тыс. т, а в 2001 году он дошел до 400 тыс. т. Выгоды корейской компании тоже очевидны: если с июля по сентябрь стоимость слябов, которые Dongkuk приобретала у других поставщиков - CSТ (120 тыс. т), ВНР (80 тыс. т), Imexa (40 тыс. т) и Usiminas (40 тыс. т), удерживалась на среднем уровне $186-189 за т CIF, то цена слябов, поступавших по контракту с Kawasaki, составляла $170 за т FOB. Кроме того, хотя исходно Dongkuk стремилась обеспечить себе только техни-ческую поддержку в производстве толстолистовой стали, поставки слябов и горячеката-ных рулонов, то теперь она получила еще и инвестиции японского партнера.

            Компания Dongkuk Steel - главный акционер расположенного в Пусане завода United Steel Manufacturing, который производит холоднокатаную сталь и листовой мате-риал с покрытием. Это предприятие не имеет мощностей в начале технологической це-почки; большую часть горячекатаных рулонов Dongkuk приобретает у Posco, а в плане недостающего количества полностью находится в зависимости от поставок Nippon Steel. Однако уже через несколько недель после заключения альянса Dongkuk-Kawasaki последняя начала поставлять Union Steel необходимую продукцию. Первый контракт был подписан на 40 тыс. т горячекатаных рулонов, а в 2000 году объем этих поставок дошел уже до 200 тыс. т.

            До заключения альянса Dongkuk рассчитывала построить собственный сталелитейный завод, но отказалась от этого плана, когда Kawasaki согласилась обеспечивать слябами Union Steel. Вместо этого у компании появилась возможность инвестировать в расширение производства продукции более высокого передела. При этом, отнюдь не случайно в ноябре 2000 года именно Kawasaki Steel получила от Union заказ на строительство новых мощностей для электролитического алюминирования.

            Связи между Posco и Nippon Steel образовались еще во времена строительства корейского гиганта. Стала легендой история о том, как учредитель Posco Пак Тэ Чжун добился соглашения о технологической поддержке с Ясухиро Инаяма, президентом тогда еще Yamata Steel - предшественником Nippon Steel. Идея стратегического альянса появилась еще в начале 90-х годов, но тогда соглашение не было подписано. В 1993 году в Posco произошла смена руководства и, соответственно, политики.

            Трудно передать словами возмущение Nippon Steel, когда в 1994 году Posco перебила все предложения японских компаний и приобрела обанкротившийся сервисный центр для финишной обработки рулонов Fukuoka Kohan в Кюсю, который далее превратила в первое в Японии корейское предприятие для производства листовой стали. Очередной взрыв последовал несколькими месяцами позднее, когда Posco открыла научно-технологический центр в Токио и начала сманивать туда ведущих специалистов с японских прокатных заводов. Однако в 1998 году к власти в Posco вернулся прежний руководитель, Ю Сан Бу, и прошлые недоразумения были забыты. Nippon Steel, когда корейское правительство приступило к финальному этапу полной приватизации Posco, приобрела символическую долю акции (0,1%) своего бывшего противника, и отношения между японским и корейским флагманами начали стремительно улучшаться. Наконец, в августе 2000 года компании подписали соглашение о сотрудничестве и перекрестном владении акциями. В настоящее время Nippon Steel принадлежит 2,9% акций Posco, которая, в свою очередь, владеет 1,06% акций японского партнера по альянсу.

            Договор предусматривает совместную научно-технологическую деятельность, главным образом, в сфере производства и обработки стали, а также реализацию проектов сталелитейных предприятий в третьих странах, где компании согласны поддерживать друг друга в отношении инвестиций, поставок оборудования, технологий и сырья. В сфере технологий определены 22 направления совместных исследований. Это позволит им избавиться от излишних затрат, а важные технологии будут принадлежать обеим компаниям на долевой основе. Одно из первых исследований будет посвящено технологии литья полос, поскольку разработанная Nippon Steel установка "Twin-Drum" имеет серьезные недостатки, а у Posco имеются некоторые наработки в этом направле-нии. Партнерство не распространяется на продажи продукции, но договор предусматри-вает сотрудничество в приобретении сырья; в июле Posco и Nippon Steel уже осуществили первую совместную закупку через электронную биржу Bolero.

            В плане создания в будущем новых совместных предприятий в третьих странах об увеличении возможностей Posco и Nippon Steel свидетельствует сделка с таиланд-ской Siam United Steel (SUS). В июле 2001 года Posco приняла решение выделить 20 млрд. вон ($15,7 млн.), чтобы помочь Nippon Steel поддержать ее совместное предприя-тие SUS в Таиланде. Завод SUS имеет мощности для холодной прокатки объемом 1 млн. т стали в год. В настоящее время Posco располагает 3% акций этой компании, попавшей в затруднительное положение в связи с общим кризисом таиландской эконо-мики в 1997 году. В начале 1998 года Nippon Steel убедила других иностранных партне-ров этого совместного предприятия сделать дополнительные взносы, чтобы осущест-вить рекапитализацию компании, однако, когда в феврале 2001 года Nippon Steel призы-вала их еще раз оказать SUS необходимую финансовую поддержку, японские акцио-неры ответили отказом.

            В конце концов, когда ситуация выглядела уже совершенно безнадежной, Posco принялa решение оказать помощь SUS и увеличить свою долю акций от 3 до 10%, что и было проведено в декабре 2001 г. По прогнoзу Posco, рынок стали в Юго-Восточной Азии будет восстанавливаться, и поддержка таиландской компании в долгосрочном плане целесообразна. Кроме того, после увеличения своей доли в SUS корейская кор-порация получит возможность расширить объем своих поставок этой компании, т.е. нач-нет продавать ей ежегодно 150 тыс. т горячекатаных рулонов. В условиях быстрого роста конкуренции на азиатских экспортных рынках это создает Posco дополнительный стимул для финансовой поддержки SUS.

            В настоящее время важнейшие экспортные рынки, особенно в Юго-Восточной Азии, контролируют японские сталелитейные компании. Они поставляют свою продук-цию тысячам потребителей, созданным за счет японских инвестиций, - производителям электроприборов и автомобилей, центрам финишной обработки рулонов и предпри-ятиям металлообрабатывающей отрасли. Таким образом, японские производители ста-ли обеспечены стабильными (и лучше оплачиваемыми) заказами от разветвленной сети размещенных в Азии японских же заводов-потребителей, в то время как корейские сталепрокатные компании вынуждены довольствоваться высококонкурентным спотовым рынком.

            С другой стороны, Posco заметно опередила японских коллег в отношении инвестиций в китайскую промышленность. К настоящему времени их общая сумма составляет $520 млн. Кроме того, в августе 2001 г. компания приняла решение в течение ближайших двух лет выделить $100 млн. для создания еще трех совместных предприя-тий, которые будут производить электросталь, листовую сталь с покрытием и холодно-катаную нержавеющую сталь.

            В 2000 году Nippon Steel и Posco произвели суммарно 57,5 млн. т нерафинирован-ной стали. Уже одно это делает крайне важным факт создания альянса. При этом, обе компании независимо друг от друга проводят переговоры с китайской Shanghai Baosteel, что предполагает создание действительно гигантского трехстороннего альянса северо-азиатских производителей стали. И корейская, и японская компании оказывали помощь Baosteel еще в ходе строительства ее головного предприятия и позднее прилагали усилия для укрепления дружественных связей. Поэтому подписание соглашений о присо-единении Baosteel к японско-корейскому альянсу, скорее всего, только вопрос времени.

            В декабре 2000 года Nippon Steel объявила, что продолжает переговоры с Baosteel о прямых инвестициях, а в январе 2001 года Posco подписала с этой компанией меморандум о взаимопонимании, которым предусмотрены расширение сотрудничества и перекрестное владение акциями. В 2000 году Baosteel выпустила 17,7 млн. т нерафи-нированной стали, так что ее подключение к альянсу обеспечит организацию централи-зованного контроля над производством 75 млн. т стали в год.

            В 2004 г. экспорт стали из Южной Кореи вырос на 43,6% и превысил $13 млрд в денежном эквиваленте, по предварительным оценкам Корейской ассоциации чугуна и стали (KISA). Только за первые 10 месяцев 2004 г. было отгружено продукции на сумму $10,6 млрд, что является рекордно высоким показателем для страны.

            В 2005 г. прогнозируется рост как внутреннего, так и экспортного спроса на корей-скую сталь. В нынешнем году ожидается увеличение экспорта стали на 1,3% - до 15,4 млн т (15,2 млн т в 2004 г.), а также увеличение внутреннего потребления стали на 1,6% - до 47,4 млн т. Подобное увеличение спроса наряду с ростом цен на сырье приводит к повышению экспортных цен на сталь. В частности, руководство Posco (пятый произво-дитель стали в мире) заявило о своем намерении с I квартала 2005 г. повысить экспорт-ные цены на стальной лист и горячекатаный прокат в Японию. По предварительным подсчетам, цены могут быть повышены на $47,41 за тонну. При этом объемы экспорта стального листа в Японию в I квартале увеличены на 50% - до 30 тыс. т, однако объемы экспорта горячекатаного проката снизились на 20-30%. Кроме Японии, серьез-ное повышение спроса на корейскую сталь прогнозируется со стороны Китая, что объяс-няет политику повышения экспортных цен.            

            Правительство Южной Кореи приняло решение об отмене со второй половины 2005 г. импортной пошлины на железную руду, а также на металлолом и медный концентрат - с целью способствования экономике страны в борьбе с ростом мировых цен на сырье. Точная дата отмены импортной пошлины пока не сообщается. Кроме того, правительство страны приняло решение о выделении $348 млн в помощь мелким произ-водителям стали при импорте железной руды, цены на которую с 1 апреля повысились. Государство намерено поощрять расширение производственных мощностей националь-ными производителями стали, а также фокусировку производителей на продажах стали на внутреннем рынке страны вместо ее экспорта.

            Крупнейшая южнокорейская металлургическая компания Posco приняла решение о внедрении на своем предприятии новой технологии производства жидкого чугуна, разработанной фирмой VAI. Впервые фирма VAI осуществит внедрение процесса Finex в промышленном масштабе. По сообщению фирмы VAI, для компании Posco (одного из самых крупных металлургических предприятий мирового уровня) в южнокорейском го-роде Пхохан сооружается установка, рассчитанная на производство 1,5 млн. т жидкого чугуна в год и отличающаяся оптимальными экологическими характеристиками. Объем вредных выбросов составляет только 10 % от аналогичного показателя для традицион-ных доменных печей. Ввод установки в эксплуатацию намечен на конец 2006 г. Техно-логия Finex представляет собой новую ступень развития процесса Согех (также разработанного фирмой VAI), упрощающую доменный процесс благодаря непосредственному вводу железной руды.

            Компания Posco поручила фирме Siemens I&S (основному участнику открытого консорциума) оснащение толстолистового стана в Пхохане новыми средствами авто-матизации и приводными агрегатами. Сумма контракта составляет 9 млн. евро. Компа-ния Posco является самым крупным производителем стали в Южной Корее. В эксплуата-ции у компании находятся два комбината на юго-востоке Корейского полуострова - в Кванъяне и Пхохане. В настоящее время компания Posco занимается модернизацией толстолистового стана № 2 на предприятии в Пхохане. Целью модернизации является повышение производительности.

 

2. Цветная металлургия

 

         По масштабам национальной экономики Южная Корея занимает третье место в Азии после КНР и Японии и относится к числу наиболее быстро развивающихся стран мира. За 40 лет среднедушевой ВВП возрос в 10 раз. Объем южнокорейского экспорта увеличивается. Южная Корея занимает четвертое место в мире по выпуску автомашин, 40% которых экспортируется.

            Страна превзошла Японию по развитию систем мобильной связи третьего поколения. Компании Samsung и LG входят в число ведущих мировых производителей мобильных телефонов, а Samsung Electronics занимает 45-е место по биржевой стои-мости среди 100 крупнейших компаний мира.

            Быстрое промышленное развитие Республики Корея сопровождалось значитель-ным увеличением потребления цветных металлов. С 1986 г. по 2003 г. потребление ме-ди в стране выросло в 3,58 раза, цинка - в 5,8 раза, свинца - в три раза, олова - в 3,3 раза.

            В таблице 1 приведены статистические данные по южнокорейской металлургии тяжелых цветных металлов.

 

Таблица 1. Статистические данные по южнокорейской металлургии

тяжелых цветных металлов, тыс. т

 

Показатель

1999 г.

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

Выплавка меди

 

 

 

 

 

Первичной

349,5

369,7

386,2

380

409

Вторичной

43,1

54,4

42,3

50

50

Всего

392,6

424,1

428,5

430

459

Производство рафинированной меди

448

468

473,6

500

520

Потребление рафинированной меди

789

861,2

836

900

940

Производство полуфабрикатов из меди

и ее сплавов

978,5

1 182,3

1 206,5

н.д.

н.д.

Импорт черновой меди

59,9

48

58,9

68,8

58

Импорт рафинированной меди

484,3

418,9

379,9

445,6

490

Экспорт рафинированной меди

148,6

27,1

8,1

14,7

40

Импорт полуфабрикатов из меди и сплавов

63,1

52,4

46,6

42,4

56

Экспорт полуфабрикатов из меди и сплавов

300,1

340,8

301,3

327,7

350

Импорт медного лома

184,8

203,6

177,1

196,2

180

Производство цинка в слябах

430

473

506,1

488,4

н.д.

Потребление цинка

472

419

393,8

357,8

н.д.

Импорт цинка

111,3

128,5

97,5

94,8

н.д.

Производство никеля

38,2

23,6

21

20,7

н.д.

Потребление никеля

103,5

105,9

91,8

89,3

н.д.

Производство свинца

193,6

222,3

212

188

н.д.

Потребление свинца

255,6

309,1

312,3

264,7

н.д.

Потребление олова

11,9

15,2

13,3

14,7

н.д.

         Страна располагает незначительными месторождениями этих металлов (табл. 2) и вынуждена прибегать в основном к импорту руд и концентратов.  Так,  в 2001 г.  Южная

 

Таблица 2. Запасы цветных металлов в месторождениях Южной Кореи

Металл

Запасы, тыс. т

Доля подтвержденных запасов в мировых, %

Среднее содержание металла в руде, %

Подтвержденные

Общие

Медь

225

225

0,04

1,13

Цинк

2 685

4 300

0,97

7,3

Свинец

1 435

2 000

0,76

2,8

Олово

7

7

0,1

0,4

 

Корея импортировала 1,174 млн т медного сырья (с содержанием 376 тыс. т меди), 1,07 млн т цинковой и 0,24 млн т свинцовой руды и концентратов. Главные металлургические заводы по выплавке и рафинированию тяжелых цветных металлов принадлежат трем компаниям: LG Metals Corp., Korea Zinc Co и Korea Nickel Corp., основные харак-теристики которых приведены в таблице 3.

           

Таблица 3. Характеристики основных корейских предприятий

тяжелых цветных металлов

 

Фирма,

год основания

Место расположения

Выпускаемая продукция

Мощность,

т в год

Примечание

 

1. Металлургические заводы

 

LG Metals Corp. (бывш. Lucky Metals), 1936 г.

 

гг. Онсан и Чангханг

 

Рафинированная медь

в катодах и медные трубы, серебро

Медные трубы -

25 тыс. т; катодная медь - 420 тыс. т; серебро - 200 т;

олово - 1 тыс. т

 

1 700 работающих

Korea Zink Co Ltd., 1974 r.

г. Онсан

Медные катоды,

цинк в слябах, свинец,

кадмий, кобальт

До 5 тыс. т цинка

и 50 тыс. т меди

 

Korea Nickel Corp. (KNC), 1989 r.

 

г. Сеул

 

Рафинированный никель

 

Около 20 тыс. т

Работает на импортном

оксиде никеля

2. Обрабатывающие заводы

Daechang Industrial Co Ltd., 1974 г.

г. Аасан

Прутки и проволока

из латуни, медные аноды

в виде шаров

 

144 тыс. т

 

300 работающих

Daewoo Metal, 1979 г.

гг. Янг-джид и Чунгнам

Прутки и трубы

из латуни и меди

64 тыс. т

 

 

Kabool Metals

 

гг. Янгдонг и Дае Гу

Прутки, проволока, профили, трубы, шины из меди, медных и никелевых сплавов

 

н.д.

Принадлежит фирме

Kaya Ama

Kaya Advanced Material Ark Inc.

 

г. Пусан

Припои и порошки из мед-ных сплавов, никеля, кад-мия, железа и алюминия

 

Оборот $10 млн в год

 

90 работающих

 

 

Poongsan Corp.,

1968 r.

 

 

гг. Ульсан и Бупиунг

 

Листы, ленты, прутки, трубы из меди, латуни и бронзы, заготовки для монет и боеприпасов

Листы, ленты - 156 тыс. т; трубы - 54 тыс. т; прутки - 40 тыс. т; заготовки для монет - 20 тыс. т; для боеприпасов - 8 тыс. т

 

 

5 227 работающих

Seowon Copper and Copper alloy, 1998 r.

г. Аасан

Прутки и проволока из меди и ее сплавов

60 тыс. т

Принадлежит фирме Daechang Industrial Co

Wonil Copper and Bross

г. Онсан

Ленты и листы из меди

и латуни, листы цинка

Около 5 тыс. т

 

           

3. Заводы по производству медной катанки, проволоки и кабеля

Фирма, год пуска

Место расположения

Тип головного агрегата

Производственная мощность, тыс. т в год

Примечание

Dae Sung Electric Co

г. Сеул

Сортопрокатный стан

1,5

Производит про-волоку и кабель

Jon Hap, 1993 г.

г. Сеул

Проперци

40

 

Kukudze Wire and Cable, 1989 г.

г. Сеул

Проперци

50

Производит про-волоку и кабель

LG Cable, 1980 r.

г. Куми

Саусвайр

180

Производит про-волоку и кабель

 

Sam Dong Co, 1993 r.

 

-

 

Оутокумпу

 

16

Производит про-волоку из бескис-лородной меди

Sundzin Metals, 1991 r.

г. Сеул

Проперци

50

 

Taihan Electric, 1955 r.

г. Аньянг

Саусвайр

180

Производит про-волоку и кабель

4. Заводы по производству порошков

Фирма, год пуска

Место расположения

Выпускаемая продукция

Примечание

Chang Sung Соrр., 1980 г.

г. Инчон

Порошки из меди, бронзы, свинца, кобальта

 

Korea Tungsten Co Ltd., 1952 г.

г. Сеул

Порошки вольфрама, твердые сплавы на основе кар-бида, вольфрама, проволока и прутки из вольфрама

1 000 работающих

 

            На самом крупном в стране медеплавильном заводе в г. Онсане медный концентрат переплавляется в печи взвешенной плавки для обжига сульфидов с исполь-зованием дутья, обогащенного кислородом. В результате получается штейн, содержа-щий 63% меди, который поступает в печь-конвертер, где медь подвергается огневому рафинированию с использованием тепла экзотермических реакций и отливаются аноды чистотой до 99,5% меди.

            Применяется также непрерывный процесс производства Mitsubishi, в котором опе-рации плавки, конвертирования и обеднения шлака производят в отдельных агрегатах с непрерывным перетеканием жидких продуктов плавки из одной печи в другую по закры-тым лоткам. Аноды, получаемые в результате этих процессов, подвергают традиционному электролизу с применением тонких стартерных листов из меди. Мощность электро-лизного производства на заводе в г. Онсане 360 тыс. т в год катодной меди, в г. Чанг-ханге - 60 тыс. т.

            Шлак из печей взвешенной плавки с 2% меди и из конвертера с 5% меди обрабатывают в электрической печи с применением в качестве восстановителя кокса.

            На заводе в г. Чангханге из импортных оловянных концентратов, привозимых из стран Юго-Восточной Азии, во вращающейся печи плавят и отливают чушки олова массой 25 кг в количестве до 1 тыс. т в год.

            На этом же предприятии организовано производство медных труб для водопро-вода, кондиционеров, холодильников и бойлеров, в том числе труб с внутренним ореб-рением. Завод также выпускает до 5 тыс. т в год бескислородной меди, выплавляемой в высоковакуумной индукционной печи фирмы Leybold AG (ФРГ). Из нее делают трубы, прутки, проволоку и ленты, применяемые для магнетронов микроволновых печей, про-водников тока для электронных и электроприборов.               

            Компания LG Metals Corp. является лидером южнокорейской цветной металлургии. Объем продаж компании возрос с $1,2 млрд (в 1994 г.) до $3,8 млрд (в 2000 г.), и в 2005 г. прогнозируется его увеличение до $8,2 млрд. Фирма инвестирует $1,7 млрд в создание современных материалов для электроники и в совершенствование технологи-ческих процессов. Ей принадлежит исследовательский центр в г. Йонгине, где работают 80 сотрудников. Он занимается разработкой новых материалов и сплавов для электро-ники и совершенствованием процессов обработки цветных металлов.

            Крупнейшей компанией по производству проката из меди и ее сплавов в стране является Poongsan Corp. Ее главный завод в г. Онсане мощностью 250 тыс. т в год плоского и круглого проката в 1980 г. был оснащен современным комплексом прокат-ного оборудования японской фирмы Kobe Steel.

            Он включает стан горячей прокатки «Дуо» диаметром 900×850 мм для обработ-ки слитков полунепрерывного литья массой 3-5 т толщиной 200 мм. Скорость прокат-ки составляет 150 м/мин. Валки имеют механическую систему установки с нажимными винтами и гидравлическими датчиками перемещения. За счет автоматизации стан об-служивает только один оператор. Для холодной прокатки лент установлен 2-клеть-евой стан «Тандем Кварто» диаметром 420-900×850 мм со скоростью до 190 м/мин. Стан прокатывает полосы толщиной 10 мм до конечной толщины 0,8 мм. Он имеет гид-равлическую установку валков. Отделочная прокатка производится на 20-валковом стане диаметром 42-220×750 мм с 2 мм до минимальной толщины 0,05 мм со ско-ростью до 400 м/мин. При этом точность по толщине готового проката достигает ±5 мкм.

            Бронзовые ленты на заводе в г. Онсане производят из заготовок, отлитых непре-рывным способом через графитовый кристаллизатор. Трубы и прутки из меди и ее сплавов изготовляют путем прессования на горизонтальных прессах усилием 18 и 20 мН и барабанного волочения. Также выпускаются сварные трубы из ленточной заготовки из титана и его сплавов. Светлый отжиг проката производится в газовой печи с ролико-вым подом фирмы Ebner. Бухты медных труб весом по 300 кг стопками по пять штук про-ходят через нагревательную и охладительную зоны печи с искусственной циркуляцией защитной атмосферы (98% азота, 2% водорода). Предварительно трубы продувают за-щитным газом для удаления изнутри следов технической смазки. Производительность печи - 3 т в час. Весь цикл отжига и охлаждения полностью автоматизирован.

            Компания Poongsan владеет также рядом дочерних предприятий в других стра-нах (табл. 4).

 

Таблица 4. Дочерние предприятия компании Poongsan

 

Название дочерней фирмы,

доля Poongsan

Место расположения

Выпускаемая продукция

Мощность, тыс. т в год

Примечание

РМХ Industries gnc (88%)

г. Цедар Рапидс, США

Латунные ленты и листы

120

Стоимость завода

$250 млн

 

 

Padaeng Poongsan Metals (49%)

 

 

г. Бангхен, Таиланд

Ленты и листы из меди

и ее сплавов,

в т.ч. монетные заготовки

и патронные ленты

 

 

 

15

 

 

PT Continental Poongsan Hiosung Metal (39%)

г. Чибинонг,

о. Ява, Индонезия

Латунные трубчатые антенны

 

1

Завод работает на трубах, полу-чаемых с завода в г.Онсане

 

            Вторая по величине компания по обработке Daechang Industrial Co имеет два за-вода в г. Аасане по выпуску прессованно-тянутой продукции из меди и латуней. На этих предприятиях имеются три гидравлических пресса прямого и обратного типов уси-лием 12, 18 и 28 мН, выпускающих прутки и проволочную заготовку из слитков, отлива-емых на четырех линиях непрерывного литья с графитовыми кристаллизаторами и на трех установках вертикального полунепрерывного литья. Прессованные прутки отливаются на линиях непрерывного волочения, правки, резки, полировки и снятия фаски типа Schumag. Отжиг прутков и проволоки производится в колпаковых и про-ходных печах с защитной атмосферой. В планы фирмы входит организация производ-ства полос шириной 150-250 мм из бронзы, медно-никелевых и других сложных сплавов.

            Компания Kabool Metals производит прессованно-тянутую продукцию из меди, включая бескислородную, нейзильбера, профили для очков из сплава меди с 2-5% никеля и другую малотоннажную продукцию.

            Небольшие количества (до 5 тыс. т в год) плоского проката выпускает фирма Wonil Copper and Brass, имеющая станы горячей и холодной прокатки «Дуо» и «Кварто». Помимо меди и латуни, на ее заводе производят листы из цинка для полиграфических целей.

            Развитая электротехническая и электронная промышленность Кореи ежегодно потребляет до полумиллиона тонн катанки, получаемой на пяти линиях непрерывного литья, совмещенного с прокаткой, построенных в основном в последние 10-15 лет (см. табл. 3).

            Южнокорейская промышленность тяжелых цветных металлов характеризуется быстрыми темпами развития и применением современных технологических процессов и видов оборудования.

            При выплавке меди применяются печи взвешенной плавки с кислородным дуть-ем и непрерывный процесс Mitsubishi. Выпускаются медные трубы для кондиционеров и холодильников с внутренним оребрением типа ACR, продукция из вакуум-плавленной бескислородной меди для электроники, прецизионный прокат с высокой точностью. Широкое распространение имеют непрерывные и совмещенные процессы литья и про-катки проволоки, метод обратного прессования и печи светлого отжига в защитной ат-мосфере.

              Литература:

 Борьба гигантов // Металлы мира. - 2001. - №12. - С.26-32.

Гигант Юго-Восточной Азии - чёрная металлургия Южной Кореи // Но-вости чёрной металлургии за рубежом. - 2002. - №3. - С.53-54.

Зверев А. Маленький гигант большой металлургии // Металлоснабжение и сбыт. - 2004. - №10. - С.124-127. 

Корейская реструктуризация // Металлы мира. - 2001. - №12. - С.14-19.

Кореец с японцем - братья навек // Металлы мира. - 2001. - №12. - С.20-23.

Райков Ю., Кручер Г. Тяжёлые цветные гиганты Кореи // Металлоснабже-ние и сбыт. - 2004. - №9. - С.118-120. 

Чучхе дало течь // Металлургический компас. Украина - мир. - 2004. - №8. - С.39.

Южная Корея в 2004 г. увеличит объем экспорта стали на 43,6% - до $13 млрд // Металлоснабжение и сбыт. - 2005. - №1. - С.94. 

Южная Корея со второй половины 2005 г. отменит пошлины на импорт железной руды // Металлоснабжение и сбыт. - 2005. - №4. - С.86-87. 

Южная Корея: крупный контракт на сооружение установки Finex // Чёрные металлы. - 2005. - Февраль. - С.5.

Южная Корея: модернизация толстолистового стана // Чёрные металлы. - 2005. - Февраль. - С.5.

Dongbu Steel: монополия в рыночной нише // Металлы мира. - 2001. - №12. - С.24-25.



Расширенный поиск РАСШИРЕННЫЙ ПОИСК

Переводы ПЕРЕВОДЫ

Подборки ПОДБОРКИ

Фонд книг ЦГНТБ ГМК Украины КНИГИ

Фонд аналитических описаний ЦГНТБ ГМК Украины АНАЛИТИЧЕСКИЕ ОПИСАНИЯ

Фонд стандартов ЦГНТБ ГМК Украины СТАНДАРТЫ

Фонд патентов ЦГНТБ ГМК Украины ПАТЕНТЫ



Реклама

ГЛАВНАЯ    О БИБЛИОТЕКЕ    ПАРТНЕРЫ    ССЫЛКИ    КОНТАКТЫ   
Copyrights © ЦГНТБ ГМК Украины 2000-2017
Design and programming by Lemaryn